Гартвис, Николай Андреевич

Материал из Крымологии
Перейти к: навигация, поиск
Николай Андреевич Гартвис
Николай Андреевич Гартвис.jpg
Николай Андреевич Гартвиссъ
Период жизни
24 мая 1793  —  24 ноября 1860
Места жительства

Ялта

Место смерти

Ялта

биолог

Николай Андреевич Гартвис (Николай Эрнст Бартоломей Ангорн фон Гартвис) — второй директор Никитского Ботанического сада.[1][2][3]

Биография

Николай Эрнст Бартоломей Ангорн фон Гартвис родился в Кокенгофе Вольмарского уезда Лифляндской губернии 24 мая 1793 г. Он был десятым ребенком в семье. Отец Генрих Эрнст, происходивший из старинного швейцарского рода, был владельцем нескольких имений в Лифляндской губернии, польским полковником и уездным предводителем лифляндского дворянства. Дед его по материнской линии занимал должность рижского вице-губернатора, участвовал в Семилетней войне.

С 1809 по 1812 г. Н.А. Гартвис учился в Дерптском университете на экономическом отделении[4]. В одном из своих писем к князю М.С. Воронцову он пишет: «Оставалось всего 2 года и 2 месяца до окончания Дерптского университета, из которого, как и многим нашим молодым людям, пришлось уйти в 1812 году на военную службу»[5]. С 10 июля 1812 года он принимал участие в походе против французских войск и в чине прапорщика 11-й артиллерийской бригады 9 мая 1813 г. отличился в сражении при городе Бауцине, за что был награжден орденом св. Анны 3-го класса, а за отличие в сражении при г. Лейпциге 6 октября 1813 г. получил чин подпоручика и был переведен во вторую батарейную роту лейб-гвардии 1-й Артиллерийской бригады. В этой «битве народов» Гартвис был ранен в левую ногу, но продолжал служить и воевать.

Во время возвращения Наполеона на 100 дней своего правления в 1815 г. находился в войсках, блокировавших крепость Верден. В 1817 г. ушел в отпуск на 6 месяцев «для излечения ран», после чего был уволен от военной службы 6 января 1818 г. в чине штабс-капитана артиллерии с правом ношения мундира «за ранами».

В 1819 - 1824 гг. жил в Риге, занимался садоводством и плодоводством, собрал значительные коллекции (около 500 сортов) плодовых растений и роз[6]. Боевое прошлое Гартвиса, вероятно, сыграло не последнюю роль в его назначении на должность смотрителя Никитского сада 16 сентября 1824 г., так как к ветеранам войны М.С. Воронцов, сам участник военных действий 1812 - 1815 гг. и ее герой, всегда относился с особым вниманием. И все же военных заслуг было бы недостаточно, не обладай претендент необходимыми профессиональными знаниями и навыками. Посещавший сад в 1834 г. Ю.Н. Бартенев говорит о нем как о выпускнике Дерптского университета.

Что касается практики, то можно сослаться на содержание письма[7], отправленного Гартвисом Воронцову уже из Крыма в 1834 г.:

« «Восхищенный красотой края и его благоприятным во всех отношениях климатом, одушевленный желанием быть полезным, я решил воспользоваться, насколько возможно, теми знаниями по садоводству, которые сумел приобрести восьмилетней практикой на земле своего отца в Ливонии, когда я там организовывал и сажал питомники фруктовых, лесных и декоративных деревьев, как туземных, так и экзотических, не говоря об оранжереях довольно многочисленных» »
.

Директор Никитского сада

Чтобы зарекомендовать себя в Крыму, Гартвису понадобилось три года, ибо утверждение в качестве директора Никитского сада последовало лишь 8 апреля 1827 г. За период своей работы в этой должности он значительно укрепил экономическую базу сада, выстроил в нем ряд хозяйственных зданий и оранжерей, создал Магарачское училище виноградарства и виноделия, заложил новые фруктовые и оливковые плантации и питомники декоративных деревьев.

Н.А. Гартвис продолжил начатую первым директором Никитского сада Х.Х. Стевеном работу по интродукции самых разнообразных культур. В 1837 г. в каталоге сада имелось: груш - 374 сорта, яблонь - 369, слив - 64, черешен - 72, вишен - 37, персиков - 80, абрикосов - 22, миндалем - 4, смокв - 34, граната - 5, айвы - 8, фундуков - 5, волошских орехов - 4. Всего - 1078 наименований[8]. Первые итоги деятельности Никитского сада и Магарачского училища виноделия были подведены Н.А. Гартвисом в 1853 г. в работе «Обзор действий Императорского Никитского сада и Магарачского училища виноделия»[9]. В предисловии к этой работе отмечается, что «г. Гартвис познаниями своими и долговременными трудами довел оба заведения до настоящего их цветущего состояния».

Н.А. Гартвис уделял особое внимание увеличению количества видов и сортов плодовых культур, коллекция которых (по его отчетам) была самой крупной в Европе и насчитывала 550 сортов груш, 330 сортов яблонь, 98 сортов черешен и вишен, 80 - слив, 20 - абрикосов, 110 персиков, 20 фиг.

« ...После герцога Ришелье и князя Воронцова главным питомником, снабжавшим крымских плодоводов европейскими сортами, был Никитский сад[10], который обладал замечательной и обширной коллекцией плодовых деревьев всяких родов. Наиболее деятельный период Никитского сада, доведенного Стевеном до высокого уровня, был период от 1824 до 1860 г., когда он находился в управлении страстного садовода и знатока фон Гартвиса. Он не ограничивался собиранием европейских и местных сортов, но также занялся и выводом новых сортов путем посева. Таких сортов, отличавшихся наилучшими качествами и распространенных в Крыму, насчитывается 16. »
« «Кроме продажи и безденежного отпуска деревьев в другие казенные заведения, многочисленные фруктовые сорты никитской коллекции распространяются значительными отправками прививочных черенков во все губернии южной и средней России, и даже нередко в северные». »

Культура маслины существовала в Крыму во времена греческой колонизации, возрождение ее началось в Никитском саду с 1813 г., и эти работы были продолжены Н.А. Гартвисом. Как указывает Е.В. Вульф, Гартвисом были поставлены опыты по выращиванию маслин из косточек, размножению стеблевыми и корневыми черенками и отводками, а также прививкой на бирючине. Н.А. Гартвис установил, что плодородие старых деревьев обусловливается внесением удобрений, оно должно производиться раз в 3 года, что совпадает с практикой хозяев Южной Франции. Были изучены сорта маслины, сохранившиеся от греческих поселений, и среди них выделены 3 разновидности. Были испытаны маслины из других регионов Южной Франции. Результаты долголетних опытов и наблюдений сведены Н.А. Гартвисом в отчет о действиях Никитского сада за 1841 г., в котором он отмечает, что «масло, сделанное, хотя до сих пор в самом малом количестве из крымских маслин, по суждению всех знатоков, не уступает прованскому лучшего качества»[11].

Определенный интерес исследователей вызывает разведение цитрусовых в Крыму. Опыты по их акклиматизации были начаты еще Х.Х. Стевеном. В отчете за 1837 г. Н.А. Гартвис сообщает, что сад «располагает лимонами и апельсинами, которых имеется полная коллекция всяких лучших сортов, которые зимой хранятся в оранжерее»[12].

При Гартвисе были сделаны в Никитском саду попытки натурализации чайного куста Thea chinensis и его разновидностей, Thea viridis и Thea assamica. Они хорошо переносили зиму, но не выдерживали лета, слишком для них жаркого, и погибали[13]. Очевидно, отрицательно на них влияли и почвы Южнобережья. Однако эти виды чая обрели вторую родину на Черноморском побережье Кавказа, где и были заложены их промышленные плантации.

В Никитском ботаническом саду Н.А. Гартвисом были внедрены новые методы изучения сортов и оценки качества плодов. Как отмечает заслуженный селекционер-плодовод И.Н. Рябов[14], «тут зародилась отечественная наука про сортоизучение плодовых растений - русская помология». 14 февраля 1829 г. Гартвис был избран действительным членом Общества сельского хозяйства Южной России[15].

Заботился Н. Гартвис и о создании самого полного фонда декоративно-цветочных растений. На 1854 г. в саду насчитывалось более 50 тыс. дервьев и кустарников, более 12 тысяч цветочных и около 14 тысяч оранжерейно-тепличных растений[16]. По данным Н. Гартвиса, в Никитском саду было хвойных пород 32 вида, лиственных - 127 видов (из них дубов 17 видов, кленов - 6 видов, шелковицы -8). Поданным Б.Н.Головкина, при Гартвисе продолжилась интродукция пальм. В 1860 г. в Никитском саду впервые начал выращиваться Trachycarpus fortunei[17].

« «Собрание всех родов роз было предметом особенной заботливости г. Гартвиса с самого начала вступления его в управление Никитским садом. Собственная коллекция г. Гартвиса, состоявшая из лучших сортов, которые были известны до 1824 г., обогатили никитскую коллекцию. Особенно были замечательны вьющиеся розы (Rosa multiflora и R. Grevilliae), которые в скором времени сделались одним из лучших украшений садов Южного берега». »
Затем были завезены сорта бенгальских роз, а в 1848 г. были получены черенки ремонтантной розы[18].

Н.А. Гартвис впервые в России начал селекцию садовых роз. Сначала он вел отбор сеянцев от посева семян сортов, находящихся в коллекции, а затем начал их гибридизацию. Он пишет: «Семена бенгальских и других роз, которыя стали вызревать в теплом климате Крыма, посеяны в 1828 году, и вследствие такого посева получено несколько отличных разностей, из которых особенно одна, Rosa odorata 'Comtesse Woronzow', принята во всех европейских садах по красоте своей и необыкновенному благоуханию. Из семян дикорастущей в полуденной Европе белой вьющейся розы R. sempervirens, оплодотворенной семенной пылью бенгальских роз, произошли некоторые разности вьющихся роз, приносящих богатые букеты махровых, розовых и белых цветов. По быстрому своему росту, красоте и изобилию цветов и по способности выдерживать даже до 10° мороза, сорта эти скоро так распространились по Южному берегу и покрыли все галлереи и даже крыши домов». По данным А.А. Галиченко, с 1827 г. им было выведено более 100 сортов роз. Среди них: 'Belle de Livonia', 'Blanche de Riga', 'Belle de Nikita', 'Bouqel de Nikita', 'Comtesse Natalie Tchernichof, 'Comtesse Pahlen', 'Baronne Yulie de Bekheim', 'Princesse Anne Golitzyn', 'Comtesse Woronzoff[19]. Последний из перечисленных сортов до сих пор сохранился в Алупкинском парке.

Пионы впервые в Украине появились в Никитском ботаническом саду, где созданием их коллекции и размножением занимались уже в первые годы организации сада. Растения собирали из флоры Крыма и Кавказа, завозили из Бельгии, Франции и Германии. О появлении в коллекции древовидных пионов Гартвис упоминает в своем дневнике в 1850 г., а в 1855 г. он уже сообщает о селекционной работе с ними. Селекцию он вел путем высева семян от свободного опыления растений, находящихся в коллекции Никитского сада и в парке его имения в Артеке, и отбора наиболее декоративных форм. В результате Гартвисом были получены первые в России отечественные сорта древовидных пионов, которые активно размножались и поступили в продажу. «Эти кустарники - пишет он в своем дневнике, - украшают здешние цветники с первой весны изобилием великолепных цветов. Красивая махровая разновидность, вышедшая из семян в Никите, разводится под названием 'Ornement de Nikita'».

Н.А. Гартвис занимался также интродукцией технических культур. В течение периода с 1828 по 1848 г. были ввезены: китайский горный рис, рис из Италии, пять сортов табака из Вашингтона и семь из Нью-Йорка, табаки с острова Таити (гаванский, виргинский, оринокский) и ряд других Табаков (мариландский, американский, бразильский, салоникский, кубинский и др.), кенаф, китайское индиго, красильный дуб, солодковый корень, гвоздика, тыква пищевая, два образца аниса, марены, съедобные капуцины и т.д.[20][21].

В саду с момента его основания занимались испытанием зерновых и огородных культур, и был поставлен вопрос о введении в России совершенно новых для нее сортов. В 1828 г. из Италии были получены семена китайского риса.

Испытывали семена земляного ореха и съедобного проскурняка, полученные в 1830 г. с Гаити, луковицы различных растений с мыса Доброй Надежды, из Гаоляна; семена гороха сортов Куань-деу и Ле-деу, проса Гу-дзы, мелкозернистой белой пшеницы Май-гудзы, черных бобов Хе-деу, пестрого гороха Чань-деу и других растений, полученных из Китая; зерновой культуры Квинра из Южной Америки; Рамнуса с Албургских гор, Донгсы из Туркмении.

Вклад Н.А. Гартвиса

За годы руководства Никитским ботаническим садом Н.А. Гартвисом была собрана большая коллекция (до 600) европейских и других сортов винограда, заложен питомник лучших сортов этой культуры, организована в 1828 г. Магарачская школа виноделия с погребным хозяйством. Н.А. Гартвис отмечает, что в 1828 г. князь М.С. Воронцов поручил ему

« «учредить на земле Магарачского урочища, принадлежавшей Никитскому саду, особое заведение для посадки, в большом саду, всех сортов винограда, признанных лучшими по опытам в Никитском сортименте, и для опытов виноделия по усовершенствованию европейским способом». »
Работы начались осенью 1828 г. и в 1829 г. были посажены два первые квартала винограда. Далее Н.А. Гартвис пишет:
« «Для виноделия употребляются 79 сортов винограда, в том числе: бургундские, бордоские, опортские, рейнские, американские, французские, испанские, португальские, венгерские, итальянские, греческие, а также никитской селекции. Всего 42270 кустов для виноделия, 5616 кустов столового винограда - 8 сортов». »

Гартвис замечает, что Магарачское училище и вообще успехи виноделия в Крыму составляют плоднеусыпных трудов и попечений князя М.С. Воронцова. П. Кеппен отметил, что из этого количества особенно отличаются 5 сортов винного винограда ('Зеленый Мальвазир Кипрский', 'Madelaine blanche precoce', 'Raisin noir de notre Dame ou Doucinelle', 'Plant de Mallaga') и один сорт столового - 'Ste Morina'[22].

Н.А. Гартвис внимательно следил за состоянием виноградников, в том числе за болезнями винограда, и изучал методы борьбы с ними. Результаты этой работы он изложил в статьях: «О болезни винограда»[23] и «О болезни винограда и о простом, но верном средстве против нея»[24]. Виноградники Магарача из года в год расширялись. В 1835 г. здесь был построен винный подвал, позже разрушенный оползнем. Существующий ныне подвал сооружен в 1852 г.[25].

В 1844 г. газета «Московские губернские ведомости» сообщала: «На первой выставке сельских произведений в Таврической губернии в 1844 г. коллежский асессор Гартвис за вина отличного качества собственного его имения и за превосходные десертные из казенного сада им же выделанные, был награжден серебряной медалью»[26].

На виноградниках Магарача шла проверка и отбор лучших сортов и приемов агротехники выращивания винограда. Благодаря этим усилиям Россия, не имевшая по существу собственного виноградарства, к началу XX века, вышла на пятое место в мире после Италии, Франции, Испании и Венгрии.

В Никитском ботаническом саду обращалось внимание и на разведение лекарственных растений, в 1826 г. одновременно было начато испытание 79 видов растений.

С 1825 г. велись регулярные наблюдения за погодой, при этом исследовалась взаимосвязь погодных явлений с практикой земледелия.

Интродукция новых видов и сортов осуществлялась как благодаря сотрудничеству со многими российскими ботаническими садами и питомниками, так и с иностранными учреждениями. В отчете за 1836 г. Н.А. Гартвис пишет: «Сношения с иностранными заведениями особливо имелись в Англии с садоводами Лоддиджес Гауе и Юнг, в Северной Америке с садоводом Преинс в Нью Йорке, во Франции с садоводами Одибер в Провансе»[27]. Для пополнения коллекций Гартвис также организовал ряд экспедиций[28].

И.В. Голубева и С.И. Кузнецов отмечают: «Для Никитского сада была новшеством организация трех продолжительных экспедиций на Кавказ с целью поиска новых для Крыма декоративных растений. Оттуда были привезены пихта кавказская, ель восточная, дзельква граболистная, липа кавказская, рододендроны, азалии и другие красивоцветущие кустарники»[29].

Н.А. Гартвис, подводя в 1855 г. итоги интродукционной и научной деятельности сада за 40 лет, отмечал, что в последнее десятилетие внимание уделялось привлечению в коллекцию вечнозеленых деревьев и кустарников. Значительное место отводилось хвойным, их акклиматизации и размножению. Гартвис провел и интереснейшие эксперименты с прививками у хвойных, успешно выращивая завезенные виды сосны, пихты, кипариса, можжевельника, туи, подекарпуса на устойчивых и более приспособленных к местным условиям подвоях: на крымской сосне - сосну, на кипарисе вечнозеленом - тую, кипарис, можжевельник. Интересные исследования Гартвис провел с разными видами дуба. Он считал, лучшим способом их разведения для получения полноценных желудей и всходов из них прививку к крымскому дубу пушистому.

Работниками сада составлялись и рассылались в разные адреса гербарии для ознакомления с флорой Крыма. В 1837 г. в Санкт-Петербург был направлен «гербарий всех древесных растений, разведенных в Никитском саду и дикорастущих на Южном берегу Крыма»[30].

Никитский ботанический сад с первых лет своего существования обращает на себя внимание путешественников и становится известным благодаря богатому собранию растений, в нем находившихся[31]. Ф. Домбровский, путешествовавший во времена Гартвиса по Крыму, пишет: «Крутая, извилистая дорога ведет в императорский Никитский сад, который можно назвать, без преувеличения, представителем всех редкостей прелестной южной (крымской) флоры. В нем считается (по каталогу 1848 года) хвойных деревьев и кустарников 64 названия, лиственных деревьев и кустарников 1112 названий, многолетних и двулетних растений 335 названий, оранжерейных и тепличных растений 847 названий, всего 2964 названия, - что увеличивается с каждым годом в бесчисленном множестве экземпляров, кроме ассортимента всех видов винограда, произрастающих на Южном берегу Крыма»[32].

Благодаря сохранившимся воспоминаниям посетителей, мы можем судить о состоянии Никитского сада тех лет, его коллекциях, узнать о личных качествах Николая Андреевича, который лично принимал гостей. В 1834 г. Никитский сад посетил приближенный Наполеона Бонапарта Мармон, герцог Рагузский, который охарактеризовал Гартвиса как человека сведущего и скромного[33]. В 1837 г. в саду побывал Николай I[34]. Гартвис сам сопровождал императора и императрицу в осмотре сада и удостоился Высочайшей благодарности и одобрения своей деятельности[35]. В 1843 г. Никитский сад посетил Ю.Н. Бартенев, секретарь престарелого князя А.Н.Голицына, страстный любитель-ботаник. Свои воспоминания он опубликовал в журнале «Русский архив» (1898, 1899). Бартенев дает подробное описание различных видов растений и отдельных уголков Никитского сада, отдает должное качеству вин, «изготавливаемых под непосредственным надзором самого хозяина»[36], и, что очень ценно, дает характеристику библиотеки Н.А.Гартвиса: « ...кроме ботанических книг, у него есть и многие другие. Я видел шесть или семь томов Риттерова описания Азии, сочинения которого я еще и сам не знал, хотя мне и известно Риттерово описание Африки; в шкафе его есть и Кальдерон, есть любимый им Гете, а Шиллер, по словам его, более сподручен юношам».

В 1835 г. было учреждено Российское общество любителей садоводства. Среди почетных членов этого общества были Ф.Б. Фишер, К.Ф. Ледебур, а среди членов корреспондентов - Н.А. Гартвис, Р. Траутфеттер, А.А. Бунге[37]].

Скончался Н.А. Гартвис 24 ноября 1860 г. Скромный некролог был напечатан в журнале, издаваемом Российским обществом любителей садоводства: «...умер г. Гартвис. С 1824 г. и до самой своей смерти, он был директором Никитского сада близ Ялты, на Южном берегу Крыма. Сад этот много обязан своим настоящим устройством добросовестным трудам и познаниям г. Гартвиса»[38]. Н.А. Гартвис был похоронен в фамильном склепе его имения в Артеке.

Память

К 100-летию Никитского ботанического сада в 1912 г. его сотрудники установили в начале пальмовой аллеи Нижнего парка арборетума обелиск, на котором высечена надпись: «В память заслуг Николая Андреевича Гартвиса, бывшего директором Императорского Никитского сада с 8 марта 1827 г. по 24 ноября 1860 г.». Сейчас этот памятник, увитый колхидским плющом, служит нам единственным напоминанием о Н.А. Гартвисе, т.к. портрет его, к сожалению, не сохранился.

Вклад Н.А. Гартвиса в ботаническую науку получил высокую оценку современников. Сам Х.Х. Стевен в 1857 г. назвал в его честь новый вид - дуб Гартвиса (Quercus hartwissiana Stev.)[39]. В 1940 г., отмечая выдающиеся заслуги первых директоров сада, академик Н.И. Вавилов писал: «С именами Стевена и Гартвиса связан замечательный период продуманной интродукции ценных сортов плодовых культур, винограда, декоративных растений, оказавший большое влияние не только на южное побережье Крыма, но и на другие районы европейской части страны»[40].

Н.А. Гартвис проявил себя как талантливый растениевод и отличный организатор. Коллекции дендрария при Н.А. Гартвисе только за 20 лет (1827-1847) выросли более чем в два раза. Укрепились связи со многими торговыми заведениями Западной Европы и Америки. Знания и опыт второго директора сада способствовали быстрому развитию садоводства и виноградарства на Южном берегу Крыма и на юге Украины. Н.А. Гартвис положил начало селекции декоративных растений: роз и пионов в Украине и России. Большой вклад Н.А. Гартвис внес в интродукцию и акклиматизацию древесных и кустарниковых растений.

Примечания



Все тексты и изображения, опубликованные в проектах Крымологии, включая личные страницы участников, могут использоваться кем угодно, для любых целей, кроме запрещенных законодательством Украины.