Голод в Севастополе в 1932—1933 гг.

Материал из Крымологии
Перейти к: навигация, поиск
Основная статья: Севастополь

Голод в Севастополе как часть голодомора на Украине — массовый голод, охвативший в 1932—1933 годах всю территорию Украинской ССР[1] и повлекший значительные человеческие жертвы.

Информационная сводка по Севастополю за 6-15 августа 1930 года

В предверии голодомора (1930-31 годы)

К 1930 году в Севастополе для населения действовали хлебные карточки. В телеграмме председателя Севастопольского торгового комитета в Совнарком Крыма отмечалось о спекуляции хлеба в Севастополе и о потребности его в сутки 120 пудов.

5 июля 1930 года заместитель секретаря Севастопольского райкома ВКП/б/ подал сводку в информационный отдел Крымского обкома, в которой указывал, что «политическое состояние по городу продолжает оставаться в связи с продуктовыми затруднениями напряженным. Особенность Севастополя заключалась в том, что это район не производящий, а потребляющий. Местный урожай составлял лишь 1/5 часть всей потребности района. Дефицит потребности Севастопольского района в продовольственных культурах даже с учетом контрольных цифр хлебозаготовок в 3.000 пудов составил 103.303 пудов, а самого города – 748.800 пудов. Всего по городу и району дефицит по продовольственным культурам составил 849.193 пуда.

К осени 1930 года во время проведения сельскохозяйственной кампании сказался недостаток посевного зерна в связи с недородом хлебов, хлебозаготовками и сборе страхфондов. Колхозы и совхозы были очень плохо обеспечены тяговой силой, некоторые совершенно не имели лошадей, ощущалась острая недостача в кормах. Не хватало инвентаря, а также семян огородных культур.В сентябре 1930 года Севастопольское райпрофбюро в своем информационном докладе по вопросу снабжения отмечало, что в городе разработана сеть закрытых распределителей в количестве 14, которые намечали открыть 10 октября. Вместе с тем рабочие высказывались, что рабочего надо накормить, а потом требовать выполнение промфинплана.

Вопрос о снабжении населения города и района был поднят в докладной записке секретаря райкома ВКП/б/ направленной в Крымский обком 26 августа 1930 года. «Снабжение рабочих г. Севастополя овощами находится в крайне напряженном состоянии, на почве чего в последние дни имел место ряд эксцессов, выразившихся в массовом демонстративном посещении потребителями Горсовета, РКИ и др. организаций, случаи избиения сотрудников магазинов Центрального рабочего кооператива. В последние дни резко наметился перелом к еще худшему поступлению вследствие ухудшившегося состояния произрастания овощей, вследствие большой засухи с одной стороны и отсутствия ввоза каких-либо овощей из районов, не прикрепленных к обслуживанию потребителя Севастополя с другой». Следует отметить, что, несмотря на предпринятые райкомом и райисполкомом меры, таких как направление рабочих бригад в районы, прикрепленные к обслуживанию Севастополя, заметного перелома к лучшему в снабжении города сельхозпродукцией не произошло. Потребность города в картофеле могла быть удовлетворена на 40%, другими корнеплодами – на 30%.

Положение усугублялось еще тем, что на Севастопольский район ложилось снабжение овощами частей армии и флота, потребность которых равнялась 25% к общему потреблению Севастополя. В протоколе заседания правления Чоргуньской сельхозартели имени 12 годовщины октября 6 сентября 1930 года был поднят вопрос о фураже, так как из-за его отсутствия невозможно доставить овощи в город, а также срывается осенняя посевная кампания. Они заявили, что снимают с себя ответственность за срыв работы и просили райком партии и Рабоче-крестьянскую инспекцию (РКИ) об оказании помощи в снабжении артели фуражом.

Постановлением СТО (Совет Труда и Обороны) Севастополь был объявлен военно-морским портом и по снабжению городов относился к списку № 1. Рабочие и служащие Севастопольского военпорта и Севастопольского морзавода снабжались централизованно в закрытых рабочих кооперативах. Но, несмотря на это были перебои с продуктами, иногда продукты завозились с большим опозданием и без учета норм и в уменьшенном количестве. План завоза товаров в магазины рабочего кооператива был выполнен на 97,18% - на 863.041 руб. вместо 888.060 руб. Пригородные хозяйства поддерживать снабжение рабочих могли лишь при условии поставки кормов для скота и птицы, которых не поступало.

1932 год

В проекте постановления горкома ВКП/б/ по вопросу снабжения г. Севастополя имеются сведения о сокращении централизованных фондов муки на февраль 1932 года и установления норм выдачи хлеба рабочим предприятий. Трудящиеся, отнесенные к 3-му списку и их взрослые иждивенцы были сняты со снабжения на февраль. Для обеспечения снабжения хлебом населения, не включенного в списки на централизованное снабжение, предписывалось расширить торговую сеть. Резолюцией горкома ВКП/б/ от 21 марта 1932 года было принято решение об организации советского базара. Согласно резолюциям и постановлениям горкома ВКП/б/ с апреля 1932 года были сняты с централизованного снабжения кустари, непроизводственные артели, домовладельцы – не рабочие, молочницы, безработные свыше 1 месяца, не представившие справки о невозможности устроиться на работу. Кроме того, были снижены нормы выдачи хлеба работающим списка № 3, на 25% сокращена норма хлеба на предприятиях общественного питания, прекращена выдача муки на детей. Имеются сведения, что за самостоятельный убой свиней без согласования с сельсоветом на крестьян Бартеньевского сельсовета налагались штрафы от 10 до 25 руб. В июне 1932 года сокращение норм выдачи хлеба коснулось рабочих списков №№ 1 и 2 и работающим списка № 3. Служащие и иждивенцы стали получать 200 г хлеба в день. В документах госархива имеются сведения о невыдаче работникам железнодорожной станции круп за май и июнь месяцы, о перебоях со снабжением паровозных бригад по 5-6 дней. Рабочие электроморстроя за эти же месяцы не получили сахар и масло для детей. 31 июля 1932 года в Севастополь поступил секретный циркуляр о прекращении выдачи сахара с августа месяца трудящимся списков №№ 2 и 3. Вместе с тем при нехватке продуктов первой необходимости в магазинах наблюдались залежи рахат-лукума, соли, негодного печенья.

Обращаясь к председателю завкома Севморзавода комендант Севастопольского дока сообщал, что в июле 1932 года в рабочей столовой не было никаких продуктов, последние 6-8 дней первые и вторые блюда готовились исключительно из одной капусты, а за наличный расчет приобрести продукты не представлялось возможным. Заведующий столовой заявил, что на 26 июля на второе блюдо будет селедка, а на 27 – обеда совсем не будет.

Согласно акта РКИ (рабоче-крестьянская инспекция) от 28 октября 1932 года на базе Севастопольского горторга имелось в наличии: 13 кг сливочного масла, 975 кг манной крупы, 150 – перловой, 1050 кг муки (остаток от спецфонда), 4 тонны картофеля (остаток от спецфонда), 315 кг макаронов, 16 кг 400 г сметок риса (брак), 10 кг 400 г сыра (брак), 219 кг грибов (брак). На Севастопольском холодильнике постоянно находился неприкосновенный запас продуктов и продукты для Севастопольского гарнизона.

В декабре 1932 года директор Севастопольского отделения треста «Крымхлебопечение» сообщал о реальности угрозы снабжения города хлебом. Ежедневная потребность города в муке составляла 26 тонн, хлебозавод получал 23 тонны, из которых 2 тонны уходили на отдачу за взятую в долг муку у различных организаций. Еще усугубляло напряженность в снабжении города хлебом то, что мука выдавалась заводу день в день. У хлебных ларьков скапливались большие очереди. Оборотные средства завода были ограничены при растущей дебиторской задолженности. 17 декабря хлебозавод сообщал об отсутствии средств на оплату счетов за муку.

1933 год

В постановлениях секретариата и бюро горкома ВКП/б/ за 1933 год содержатся сведения о том, что городом было перерасходовано 210 тонн муки по сравнению с планом снабжения населения, в сентябре перебои с мукой отсутствовали, но, несмотря на это, очереди за хлебом оставались.

1934 год

Не улучшилась обстановка со снабжением и в 1934 году. По состоянию на март месяц в холодильнике хранилось неприкосновенного запаса всего лишь 300 тонн мяса. По состоянию на сентябрь 1934 года были сняты со снабжения работники многих предприятий в том числе госторговли и кооперации, Российского общества Красного Креста, мясокомбината, рабочие списка № 1 переводились в список № 2 с соответственным понижением нормы. В настоящее время на государственное хранение переданы документы ЗАГСа по 1933 год включительно, что позволило сделать их анализ и статистику. На начало 1930-х гг. население города вместе с районом составило примерно 96500 человек. Общая смертность в 1932-1933 гг. составила 4045 человек. По записям актов гражданского состояния выявлены сведения о 181 человеке, умерших от голода в городе Севастополе и его районе, что составило 0,18%. По национальному составу умершие от голода распределились следующим образом:

- русские – 108

- украинцы – 17

- татары – 7

- крымчаки – 2

- белорус – 1

- грек – 1

- еврей – 1

- караим – 1

- национальность не установлена – 43 человека (в основном это неустановленные лица).

Сведений о массовом захоронении или отдельных могилах умерших от голода не выявлено, так как в актовых записях место захоронения не указывалось.

В 1932-1933 гг. захоронения проводились на кладбище по ул. Пожарова, на Корабельной и Северной стороне, на сельских кладбищах.



Все тексты и изображения, опубликованные в проектах Крымологии, включая личные страницы участников, могут использоваться кем угодно, для любых целей, кроме запрещенных законодательством Украины.