Искусство исламского Солхата

Материал из Крымологии
Перейти к: навигация, поиск
Основная статья: Старый Крым

Искусство исламского Солхата: архитектура, керамика, ювелирное искусство. (из доклада Марка Крамаровского)

« Мой доклад состоит из трех частей. Первая отдана археологическим наблюдениям на одном из самых значительных архитектурных объектов золотоордынского Крыма – медресе и мечети Солхата. Оба объекта, составившие на определенном этапе единый архитектурный комплекс, изучались археологической экспедицией Эрмитажа в 1978-1983 гг. Нами установлено, что создание медресе связано с первым строительным этапом; мечети – со вторым. Парадокс, однако, состоит в том, что при строительстве мечети использованы архитектурные детали более ранней постройки – так называемой «мечети Узбека» (по имени золотоордынского хана, правившего с 1313 по 1342 гг.). Дата в ее портале 714 г. х. равняется 1314 г. - маркирует время возведения первоначальной мечети, вероятно, пришедшей упадок еще в конце XIV- нач. XV вв. Детали первоначальной мечети были использованы при строительстве у северной стены медресе новой. Возобновленная мечеть сохранила, тем не менее, план старой. Этим в конце XV в. завершилось формирование главного сакрального центра исламского Солхата-Крыма.
В процессе изучения медресе, нами раскопаны двор с аркадой, фонтаном и поглощающим колодцем, два открытых айвана и три зимних помещения, исследовано 17 худжр. Кроме того, исследованы часть предпортальной площади медресе, канал ливневого стока, несколько дополнительных сооружений и в их числе дюрбе Инджи-бек Хатун (ум.1371 г.), на средства которой было построено медресе. Судя по стратиграфии и монетным находкам, строительство медресе может быть отнесено к 30-м годам XIV в. В начале XV в., возможно не позднее его 1-ой четверти, погибает и медресе. Об этом свидетельствует клад из 608 серебряных дирхемов, найденный под поздним полом одной из худжр (помещение № 18). Этот пол поднят к отметке пола помещения №16, перекрывающего подземную усыпальницу. Оба пола относятся ко времени, когда после разрушения медресе помещение №18 приспособили под нужды смотрителя дюрбе. План солхатского медресе почти совпадает с планировкой медресе Buruciye в Сивасе (1271-72 гг.).
Во второй части доклада излагаются результаты анализов архитектуры наших объектов, стилистики их художественных решений. Портал и михраб мечети, как показывают обмеры и графические реконструкции, относятся к малоазийскому типу и находят аналогии в Центральной Анатолии. Судя по планам медресе и мечети, рисункам несохранившегося портала медресе, ремесленным меткам на отдельных резных блоках, качеству архитектурного декора в столице золотоордынского Крыма в 1-ой трети XIV в. работала анатолийская строительная артель.
С гибелью медресе как архитектурного объекта жизнь у его стен не прекратилась. Напротив, для исламской общины города руины обрели знаковое значение. Свидетельство тому – место переноса возобновленной «мечети Узбека» и возникновение у подножия ее восточной стены элитного некрополя XVI-XVII вв. Одним из главных объектов «мемориала» на этом этапе выступает дюрбе Инджи-бек Хатун. Судя по женскому надгробию 1428 г., дюрбе постепенно преобразуется в коллективную усыпальницу почитаемых женщин из рода (?) основательницы медресе. В XVI в. в районе бывшего медресе и действующей мечети вырастает еще один архитектурный объект - купольный (?) мавзолей, возведенный Османом ибн Ирбили. Имя архитектора вырезано на замковом камне из разрушенной арки.
В третьей части доклада рассматриваются вопросы производства поливной керамики сграффито и некоторые виды ювелирного дела крымской школы художественного серебра.
»


Все тексты и изображения, опубликованные в проектах Крымологии, включая личные страницы участников, могут использоваться кем угодно, для любых целей, кроме запрещенных законодательством Украины.