История Старого Крыма

Материал из Крымологии
Перейти к: навигация, поиск
Основная статья: Старый Крым
Серия статей
«История Старого Крыма»
Вид на город и гору Агармыш.jpg

Список статей

«Исследования Старого Крыма»

«Имена Старого Крыма»

«Кырым»

«Левкополь»

«Партизанское движение в Старом Крыму»

«Солхат»

«Планировка и архитектура Старого Крыма»


Возникновение города традиционно относят к XIII веку, когда после татарского завоевания степной Крым вошёл в состав Золотой Орды. Вскоре после окончательного установления ордынской власти в восточной части полуострова был основан город Кырым, который стал административным центром Крымского Юрта и резиденцией эмира Крыма. Название города — Кырым — вскоре распространилось и на весь полуостров, который до того обычно именовали Газарией или Таврикой.

Расцвет города пришёлся на XIV век. В этот период Солхат был крупным торговым центром на Шёлковом пути из Азии в Европу, активно рос и строился. Тогда были построены сохранившиеся до наших дней несколько мечетей и медресе. По одной из версий, уроженцем Солхата был великий султан мамлюкского Египта Бейбарс. Став правителем Египта, он отправил в родной город щедрые подарки, в частности на его средства была сооружена одна из городских мечетей.

После того, как Крым обрёл независимость от Орды, и было образовано Крымское ханство, столица была перенесена сначала в Кырк-Ор, а затем во вновь построенный Бахчисарай, и город стал утрачивать своё прежнее значение.

После вхождения Крыма в состав Российской империи почти всё население города эмигрировало и перепись 1805 года зафиксировала в нём всего 114 жителей. Тогда же город был переименован в Левкополь, но в отличие от других переименованных городов новое название не прижилось.

Рождение города

Многочисленные археологические находки подтверждают, что эта местность была заселена еще в глубокой древности, во времена неолита на месте нынешнего Старого Крыма жили люди: отшлифованные кремневые орудия, черепки глиняной посуды грубой лепной работы относятся именно к этой эпохе.

Стоянки первобытного человека были обнаружены у подножья Лысого Агармыша и возле села Изюмовка. Теплый климат, обилие дичи, множество диких фруктов и ягод, готовое жилье в виде созданных самой природой горных пещер, наличие питьевой воды, кремний, пригодный для созданий орудий труда — все это в комплексе не могло быть незамеченным, поэтому древние люди и выбрали для проживания старокрымскую долину. На месте их стоянок были найдены кости кабанов, оленей, косуль, а в долине реки Чурук-Су обнаружили не только каменные орудия труда, но и изделия из бронзы.

Здесь жили тавры: на правом берегу реки Чурук-Су, огибающей город с юга, обнаружены плиты таврских могильных ящиков — дольменов. Этот вид захоронений, представляющий собой каменный ящик длиной около 1,5м, шириной и высотой — около 1м, сооружался в виде конструкции поставленных на ребро двух длинных и двух коротких плит, перекрытых сверху еще одной плитой. Подобные могильники в древнем Крыму использовали лишь тавры, да и погребальный инвентарь, относящийся к векам до нашей эры, характерен для этого народа.

Все эти найденные памятники каменного и бронзового веков относятся к так называемой кизил-кобинской культуре.

Большое таврское поселение IV-!II веков до нашей эры было открыто И.Т. Крутиковой близ Старого Крыма, около села Айвазовское.

Вскоре тавров, очевидно, сменили скифы. На одной из западных высот Агармышской гряды обнаружено скифское городище, относящееся по найденному археологами материалу к первым векам уже нашей эры.

Экспедиция Крутиковой, помимо тавровских находок, обнаружила достаточно много материала, относящегося к эллинистическому периоду.Находки пантикапейских бронзовых монет, обломков чернолаковой посуды, остродонных амфор говорят о том, что и в античное время эта местность была заселена. Найденные деньги свидетельствуют о торговых связях древнего поселения: возможно, оттуда в древнюю Грецию поступала часть хлеба, вывозимого тогда из Феодосийской гавани. О том, что древние жители занимались хлеборобством, говорят найденные этой же экспедицией ямы — зернохранилища в районе села Айвазовское. Здесь же было обнаружено много костей лошадей, мелкого и крупного рогатого скота, что говорит еще об одном сельхоззанятии наших древних земляков — скотоводстве.

В самом Старом Крыму остатки эллинистического поселения были обнаружены в 1962 году, когда строилась средняя школа. В хорошо выраженном культурном слое[1] античного периода были найдены обломки эллинистических амфор, краснофигурной керамики V-VI веков до нашей эры, римские краснолаковые чашки и др. Все это подтверждает существование большого античного поселения на месте Старого Крыма, но вряд ли оно было тогда городом. Города в ту пору окружались крепостными стенами, которые не найдены.

Проводимые в наше время строительные работы, связанные с рытьем глубоких фундаментов и котлованов, позволили обнаружить в Старом Крыму остатки древних, относящихся к античному периоду, водопроводов. Найденные глиняные керамические трубы говорят о достаточно высокой коммунальной культуре того времени.

В конце XIX века во дворе старокрымской городской думы была обнаружена каменная прямоугольная плита в честь боспорского царя "Либерия Юлия Рескупорида. Мраморная плита была найдена профессором-археологом Ю.А. Кулаковским в 1897 году, проводившим в городе раскопки, и явилась главным основанием для утверждения ученого: здесь было когда-то поселение Таз, упоминаемое Птолемеем. Надпись на греческом языке не только восхваляет царя, «сына царя Савромата, друга кесаря и друга римлян», но и имеет датировку — «в 519 году в месяце Лое». 519 год боспорского летоисчисления соответствовал 222 году нашей эры. Такая же плита с аналогичным текстом была найдена и в Пантикапее. Обе благодарственные плиты были подарены Марком Аврелием Аминием — первым архонтом[2] Пруссы, далекого малоазийского города, торговавшего с Боспорским царством.

Сопоставление надписей на ней с найденными на территории города боспорскими, римскими, родосскими и другими монетами, с имеющимися достоверными историческими сведениями о той эпохе позволяет сделать достаточно убедительное предположение, что во II-III веках нашей эры старокрымское поселение не только действительно существовало, но и играло важную экономическую роль в Боспорском царстве. Учитывая, что основным занятием земледельцев в этом регионе было хлеборобство, наши земляки, скорее всего, занимались международной торговлей зерном, представляя интересы Боспора. За что и были награждены архонтом Пруссы[3]. Кроме того, текст на плите свидетельствует о том, что поселение в старокрымской долине входило в состав Боспорского царства, которое, в свою очередь, находилось в римском подчинении. Историк-археолог A.B. Гаврилов, на основе обнаруженных и исследованных им крепостей и селищ Карасан Оба, Яман Таш, Алан-Тепе, находящиеся в непосредственной близости к Старому Крыму, найденного археологического материала в самом городе, с уверенностью заявляет о существовании здесь поселений цивилизованных народов уже в VI в до н.э.

Боспорское государство было уничтожено гуннами в конце IV века. Этот кочевой народ, сложившийся во II-IV веках нашей эры в Приуралье из тюркоязычных хунну и местных угров и сарматов, положил начало так называемому Великому переселению народов. В 70-х годах IV века гунны начали массово передвигаться на запад, подчиняя себе все находящиеся на их пути племена и страны. Наибольшего могущества гунны достигли при Атилле, который создал крупное государство от Кавказа и почти до Рейна.

В самом начале Великого переселения народов гунны подвергли опустошительным погромам города и селения Боспорского царства. Не избежало этой участи, скорее всего, и поселение, на территории которого находится сейчас Старый Крым. Возможно, этим можно объяснить крайне редкие, случайные находки, которые можно отнести к V-VII векам. Найденный археологический материал не подтверждает, но и не отрицает наличия в период раннего средневековья поселения в старокрымской долине.

Более определенно можно говорить о последующих веках: в 1967-1969 годах крымские археологи нашли возле Агармыша и на его склонах, а также северо-западнее города, керамику с линейно-волновым орнаментом, относящуюся к так называемой салтово-маяцкой культуре. Эта культура относится к VIII-IX векам, сложилась она в Подонье и Приазовье и принадлежала земледельцам и кочевникам — аланам, болгарам и др. Свое название культура получила по местам первых обнаружений: в селе Верхнее Салтово Харьковской области и Маяцком городище в Воронежской области. Считается, что это культура Хазарского Каганата.

О следующих нескольких веках практически ничего не известно. Об этом периоде раннесредневековой истории города могла бы рассказать православная церковь, руины которой находятся чуть выше городского базара. Предположительно, этот, по мнению некоторых ученых, греческий храм был построен в Х1-Х1И веках. К сожалению, этот памятник до сих пор серьезно не изучен.

Проводивший в 50-х годах XIX века археологические исследования в Старом Крыму Г. Спасский, член Одесского общества истории и древностей, в своих сообщениях говорил о каменной стене и башнях вокруг города, «большей частью разрушенных сколько временем и варварством неприятелей, столько же и позднейшими жителями для постройки их бедных и незатейливых домов». Г. Спасский утверждал, что в 1853-56 гг. у подножия и на вершине Агармыша еще стояли две развалившиеся греческие церкви. Это подтверждало существование значительного населенного пункта на территории нынешнего Старого Крыма до завоевания полуострова татарскими воинами. Это остатки средневековых памятников до нашего времени не сохранились. Более того, их не обнаружил уже в 1886 году профессор В.Д. Смирнов: «Равным образом не осталось ничего и от внешних стен и их сооружений: все это разрушено, выломано, вывезено и употреблено частью для постройки новых домов, частью сложено в виде оград около домов». И лишь от XIII века начинают доходить до нас сведения о Старом Крыме: сначала слабые и неясные, затем все более отчетливые и звучные.

В 1221 году султан сельджуков Ала-эд-Дин Кейкобад направляет в Тавриду свой флот. В то время на полуострове хозяйничали половцы. Командовавший этим первым мусульманским походом в Крым Эмир-эд-Дин Чупан высаживается в Феодосийской бухте и разбивает половецкое войско, захватывая затем и торговый город Сугдею (ныне Судак). Интересен тот факт, что союзниками половцев в военном противостоянии с южными пришельцами были русские. Арабский историк Ибн-аль-Биби, описывая этот поход сельджуков, указывает на то, что ставка половецкого хана находилась на торговом пути из Сугдеи в половецкие степи и Тмутараканскую Русь, т.е. на месте нынешнего Старого Крыма.

В рассказе о египетском посольстве 1263 года к хану Берке арабский писатель Эль-Муфарадаль, одновременно с секретарем султана Ибн-Абдез-Захыром, отмечает, что в местечке Крым проживает «множество кипчаков, русских и алан». Кипчаками арабы называли половцев, и именно они упоминаются первыми.

Селение превращается в город благодаря другому народу, который на долгие годы подчинил себе полуостров, — татарам. Впервые татарские войска появляются на крымских землях в 1223 году, преследуя одну из половецких орд. Они дошли до Судака и овладели им, затем отошли обратно за перешеек. Затем еще неоднократно — в 1238, 1242, 1249 годах — татары совершают набеги на полуостров, пока не занимают его окончательно. И уже в середине XIII века Крым становится составной частью, улусом[4] Золотой Орды, гигантского государства, протянувшегося от Западной Сибири до устья Дуная. Все ближе и ближе новые хозяева Таврики приближаются к побережью, и вскоре возникает необходимость создания административного центра этой части золотоордынского государства.

Первый наместник Золотой Орды в Крыму, кипчак Табук, которому поручено управление регионом и сбор податей с населения, местом своей резиденции выбирает долину реки Чурук-Су. Он оценил стратегическое месторасположение населенного пункта: на границе степи и гор, недалеко от моря, примерно на равном расстоянии между центрами черноморской торговли той поры — генуэзской Кафой и венецианской Солдайей. Новый город мог различными путями получать свою долю от торговых прибылей этих портов, вокруг него было расположено много деревенек, с которых тоже собиралась дань, а сразу за горной грядой Агармыш до самого горизонта тянулись степи, где можно было выпасать табуны коней.

Кочевое скотоводство долгие годы было основным видом хозяйствования татар. Австрийский посол в Москве Сигизмунд Герберштейн, побывавший в Крыму в начале XVI века, писал, что татары «не остаются долго на одном месте... Стравили пастбища в одном месте, они переселяются в другое со стадами, женами и детьми, которых везут с собой на повозках». Такой уклад жизни крымские степные кочевники сохраняли долго: коневодство и овцеводство были их главными занятиями и в XVIII веке. К лошади татары относились с уважением, понимая ее роль в их жизни — это и транспорт, и помощник в хозяйстве, это и пища. В первую очередь, благодаря лошади, татаро-монгольская армия была необычайно быстрой и маневренной: свой молниеносный поход на Запад Чингисхан начал летом 1219 года, а уже через четыре года его конница появилась в Крыму — подобной скорости завоеваний история не знает.

Монгольский всадник, кроме лошади под седлом, имел еще от двух до четырех запасных лошадей: устала лошадь под воином — пересаживался на другую. Необычайная быстрота передвижения монгольской конницы позволяла сделать нападение внезапным, а наличие резервных лошадей создавало иллюзию огромнейшего войска: в глазах атакованных — во весь горизонт. Очень часто, считая по этой причине сопротивление бессмысленным, многие без боя сдавались на милость монгольским завоевателям. Крымские правители очень ценили породу своих лошадей, которые были хоть и невысокие, но быстрые, выносливые и удивительно сильные. Существовал даже запрет на продажу крымских лошадей с целью их дальнейшего выведения и размножения — конкурентов в этой отрасли экономики крымские ханы не желали создавать. О размахе коневодства в Крыму говорит тот факт, что в отдельные военные походы татары брали с собой до 300 тысяч лошадей.

Вторым по значимости видом деятельности татар в ту пору было овцеводство. Овцы давали молоко, мясо, из овчины шилась зимняя одежда. Особо ценилась выведенная в Крыму знаменитая курдючная порода овец, курдючный жир которых обладал целебными свойствами. Отары овец, как и конские табуны, были многотысячными и тоже требовали покрытых травой обширных степных площадей. Сами татарские правители, владевшие этими огромными стадами животных, вскоре предпочитают оседлый образ жизни, который позволял успешно развивать и другие отрасли экономики: земледелие, торговлю, ремесло. Удачное расположение своей резиденции позволяло этим правителям оперативно руководить и скотоводством.

Крым-Солхат находился на пересечении торговых путей между Востоком, Западом и Русью; здесь находился крупный узловой пункт караванного пути на Китай, более известного как «Великий шелковый путь». В некоторых работах, посвященных этому торговому пути, даже утверждается, что Крым — Солхат был начальным пунктом Великого шелкового пути с его западной стороны. Это не так. Торговая караванная дорога из Китая в древние и средние века пролегала в страны Средней и Передней Азии и имела несколько маршрутов, один из которых проходил через Крым и далее по морю в Южную Европу. Торгово-дипломатические связи по Великому шелковому пути осуществлялись еще в начале нашей эры, достигнув особо большого развития на рубеже 1-И и в VI 1-Х веках. Города на месте нынешнего Старого Крыма тогда еще не было. Великий шелковый путь стал терять свое значение в XV веке, когда начало развиваться морское сообщение.

А главный удар по знаменитому торговому маршруту нанесла Османская империя, армия которой в 1453 году после семинедельной осады штурмом взяла Константинополь. Завоевание турками этой столицы знаменовало собой конец Византийской (Восточной Римской) империи, которая существовала 1100 лет. Константинополь был переименован в Стамбул и стал новой столицей Османской империи. Христианская Европа утрачивает выход к Черному морю, и это лишает ее наиболее короткого пути в Индию и Китай. Османская империя, сама того не подозревая, способствовала открытию Америки: поиски европейцами новых морских путей в Индию позволили Колумбу обнаружить Новый Свет. С падением Константинополя лидером православного мира стала Москва, получившая титул «третий Рим», которым она, кстати, владеет и в настоящее время. Но все это произойдет через многие десятилетия, а пока Великий шелковый путь существует и, благодаря ему, о Солхате уже в начале XIV века узнают в Европе. Его первым из европейцев упоминает выдающийся путешественник из Венеции, Марко Поло, в своей книге «Роман о Великом хане». Начало этой книги посвящено торговому путешествию его отца Николо и дяди Маф-фео в Китай.

Они имели в Солдайе (Судаке) свой торговый дом, но мечтали побывать в Китае, откуда хотели привезти шелк, фарфор, золото. Так вот, именно с Солхата где-то в 50-х годах XIII века они караваном отправились в столицу Золотой Орды, Сарай, затем в Бухару и лишь потом достигли Китая. Сам Марко Поло во время начала их путешествия был совсем маленьким ребенком и во все годы путешествия отца и дяди находился в Венеции. Марко впервые увидел отца, когда ему исполнилось уже 15 лет. Тогда же он и узнал о их трудном путешествии. Сам же Марко Поло в Крыму никогда не был, как об этом сообщается в некоторых путеводителях, но благодаря именно ему город Солхат становится известным в Европе. Кстати, книгу Марко Поло, в которой упоминается наш город, брал в свои путешествия первооткрыватель Америки Христофор Колумб. Он ведь искренно считал, что ищет короткие торговые морские пути в Индию, в которой побывал и которую описывал Марко Поло. Наиболее ранние достоверные сведения о ставке золотоордынского наместника в Крыму относятся к 1263 году. В это время египетский султан Захыр Рукн-ад-Дин Бейбарс отправляет к татарскому хану Берке своих послов. Когда те высадились «на берег судакский», то «правитель этого края встретил» их «в местечке Крым, в одном дне езды от берега».

С этого времени и принято считать начало истории Крыма — Солхата в качестве административного центра золотоордынской провинции на Таврийском полуострове. Чтобы читатель избежал возможных заблуждений относительно применения слова «Крым» — к городу или ко всему полуострову — в дальнейшем столицу этой области Золотой Орды будем называть именем Солхат.

Расцвет Солхата

В 1266 году новым хозяином Солхата становится татарский князь Оран-Тимур, племянник очередного властителя Золотой Орды Мангу-хана, сменившего на татарском престоле умершего хана Берке. В это время Солхат уже был столицей, что подтверждают данные нумизматики. Монеты, как правило, чеканились в столицах. Самая ранняя из известных крымских монет, находящихся сейчас в собрании Эрмитажа, относится к 665 году Хиджры, что соответствует 1266 году христианского летоисчисления. Археологами в Старом Крыму находились монеты и более раннего чекана — 652 года Хиджры или 1254 года по европейскому календарю, но место чекана читается плохо. На других монетах картина обратная: отчетливо читается место изготовления монеты — «в городе Крым», но отсутствует дата чекана. Есть все основания считать, что солхатский монетный двор начинает свою деятельность одновременно, или чуть позже, с наделением города полномочиями краевой столицы. Это произошло в начале второй половины XIII века. Именно с этого времени и начинается период наивысшего расцвета Старого Крыма, его золотой век, которым по праву гордятся сейчас жители этого неординарного города.

Постепенно город начинает расширяться, в нем строятся здания самого различного назначения, чему обязывал не только статус административного центра полуострова, но и то обстоятельство, что Солхат стал важным, узловым пунктом международной торговли. Вскоре о Солхате начинают говорить уже с уважением. Упоминаемый выше знаменитый арабский путешественник Ибн Баттута в 1332 году посетил шесть городов европейской части Золотой Орды и характеризует увиденный им Солхат как «город большой и красивый». Ему вторит арабский географ Умар ибн ал Вар-ди: «Солхат — большой город, где имеются базары, мечети, гостиницы, бани». Некоторые из этих сооружений, в большинстве своем культового назначения, сохранились до наших дней.

Появление этих памятников связано с тем, что в Крым начала проникать новая религия — ислам. Целенаправленно внедрением этой религии в Золотой Орде, в том числе и в Крыму, занимались миссионеры-арабы. Ислам пропагандировали послы египетских султанов, дружба с которыми была выгодна Золотой Орде. Купцы, ремесленники, художники, строители из уже мусульманских Бухары, Ургенча, Булгара, чьи товары и творчество были востребованы в Золотой Орде, прямо или косвенно способствовали распространению новой религии. До этого татары были язычниками, а степняки Золотой Орды поклонялись идолам, солнцу, луне и разным стихийным силам природы вплоть до XV века. На их же исторической родине, в Монголии, в это время наиболее распространенной религией был буддизм. Убежденным последователем этой веры, по словам Марко Поло, был сам правитель Монгольской империи хан Хубилай (1215-1294).

В Крыму же ислам довольно быстро стал находить своих новых приверженцев среди татарского населения, а столица полуострова, Солхат, вскоре становится одним из важнейших центров новой религии в Золотой Орде: мечетей, дервишских монастырей, религиозных школ-медресе в городе становится все больше. Экспедиция Государственного Эрмитажа, и сейчас исследующая средневековые памятники Старого Крыма, выявила интересную закономерность: большинство мечетей в городе построено вдоль торгового тракта Солдайя — Кафа. Это дает основание полагать, что именно эта дорога была для Сол-хата градообразующей: город разрастался вдоль и вокруг этой главной для него магистрали. В Солхате ислам прочно утвердился еще до того, как стал государственной религией Золотой Орды. Именно отсюда и началось массовое распространение этой веры — сначала на север, а затем и на восток. И уже в правление хана Узбека ислам становится доминирующей религией Золотой Орды, хотя кочевые степные татары еще длительное время оставались язычниками.

Некоторая часть татарского населения Крыма, вовлеченная в торговую жизнь приморских городов, сделала свой выбор в пользу христианства. Уже в 1270-х годах в греческой летописи Сугдаи (так греки в то время называли Судак) упоминаются татары-христиане. В других же местах, где завоеватели полуострова составляли большинство, ислам не знал конкуренции.

Новая религия способствовала росту и возвышению Солхата. Строительство культовых сооружений требовало немалого количества рабочих рук. Естественно, что новые жители нуждались и в коммунально-бытовом обустройстве. Город быстро расширялся, хорошел, приобретал столичный лоск, и уже в конце XIII века он вполне соответствовал своему административному предназначению. Резиденция ханского наместника на полуострове теперь уже окружена укреплениями, в городе чеканится монета золотоордынеких ханов. Но своему возвышению Солхат обязан, прежде всего, своему стратегическому экономическому месторасположению. Известно немало средневековых административно-политических центров, которые из-за своей переферийности, отдаленности от оживленных торговых маршрутов так и остались захолустными, провинциальными городами.

Два самых крупных торговых города XIII века на территории полуострова, генуэзская Кафа и венецианская Солдайя, были соединены между собой дорогой, проходящей южнее агармышской гряды. Наиболее удобный и короткий путь, который соединил бы этот важный торговый тракт с материковой территорией, начинался в старокрымской долине. Причем начало этой дороги на север находилось почти на одинаковом расстоянии от Кафы и Солдайи. Поэтому находящийся в этой долине Солхат быстро становится важным пунктом международной торговли в регионе, соединяющим торговые маршруты Востока, Запада и северных территорий Европы. Он собирал в себя и распределял торговые потоки Великого шелкового пути. Именно из Солхата, благодаря посредничеству Кафы и Солдайи, восточные товары поставлялись на рынки многих черноморских и средиземноморских городов. Особенно тесным было торговое сотрудничество Солхата с Кафой, тогдашним торговым лидером в бассейне Черного моря.

В тот период одним из наиболее доходных видов торговли была работорговля. Золотая Орда, промышлявшая набегами, уводом в рабство военнопленных и мирных жителей, исправно поставляла своим генуэзским соседям живой товар. Так с помощью Солхата Кафа стала центром работорговли в бассейне Черного и Азовского морей, оттеснив на второй план своего конкурента Тану — венецианскую колонию в устье Дона. Да и сам Солхат имел свои крупные невольничьи рынки, и лучший живой товар продавался именно здесь. Поэтому так часто посещали город представители гаремов и дворцовые служащие разных восточных правителей и Византии. Особо знаменит был солхатский мужской невольничий рынок, который располагался на месте нынешнего городского парка. Здесь был большой выбор рослых, сильных, красивых и здоровых юношей, которые отбирались для будущей службы в качестве гвардейцев, охранников дворцов и покоев правителей разных стран. Именно на солхатском мужском рынке начал свой удивительный путь будущий султан Египта Бейбарс. В 1247 году юного пленника здесь отобрали для дворцовой охраны египетского султана. Даже будучи рабом, юноша оказывал сопротивление, поэтому в Кафу его везли под усиленной охраной. Через месяц он оказался в Египте, и, благодаря своему характеру и способностям, очень быстро начал делать блестящую карьеру. Через два года, окончив с успехом духовную школу-медресе, Бейбарс становится помощником начальника султановской охраны. Проходит еще 8 лет, и бывший солхатский раб заслуживает самого высокого доверия правителя Египта — Бейбарс уже возглавляет султановскую стражу. Всего через три года, в 1260 году, после дворцового переворота, он становится первым лицом в государстве — султаном Египта. Он правит этой страной 17 лет, и эти годы были для Египта периодом расцвета.

Всего 13 лет понадобилось Бейбарсу, чтобы проделать путь от раба до властелина одного из наиболее могущественного в тот период государства.

Период Советского Союза

Партизанское движение в Старом Крыму

Период оккупации, длившийся до 13 апреля 1944 года, стал одним из самых героических в многовековой истории города. Особо прославили себя юные патриоты города, которые уже в самом начале оккупации начали создавать подпольные группы. Лидерами молодых подпольщиков были Юрий Стоянов, Павел Косенко, Олег Сандров.

Логотип Крымотеки
В Крымотеке есть текст «Заметки краеведа»


Примечания



Все тексты и изображения, опубликованные в проектах Крымологии, включая личные страницы участников, могут использоваться кем угодно, для любых целей, кроме запрещенных законодательством Украины.