Ишмухамедов, Тамерлан Каримович

Материал из Крымологии
Перейти к: навигация, поиск
старший лейтенант
Герой Советского Союза
Ишмухамедов Тамерлан Каримович
Ишмухамедов Тамерлан Каримович.jpg
Период жизни
18 августа 1919  —  15 мая 1995
Сражения

Керченско-Эльтигенская десантная операция

Герой Советского Союза.png
Орден Ленина.png Орден Отечественной войны 1 степени.png Орден Отечественной войны 1 степени.png Орден Красной Звезды.png Орден Красного Знамени.png
Орден Красного Знамени.png
[Сетевой ресурс: www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=8643 На сайте «Герои страны»]
Ишмухамедов Тамерлан Каримович[1] — участник боев за Крым, заместитель командира эскадрильи 43-го гвардейского Волковысского штурмового авиационного Краснознамённого полка 230-й Кубанской штурмовой авиационной Краснознамённой ордена Суворова 2-й степени дивизии 4-й воздушной армии 2-го Белорусского фронта. На момент присвоения звания Герой Советского Союза, гвардии старший лейтенант.

Биография

Родился 18 августа 1919 года в деревне Осиново ныне Ялуторовского района Тюменской области в крестьянской семье. Татарин. В 1936 году окончил Свердловское педагогическое училище. Работал учителем в Осиновской школе колхозной молодежи Ялуторовского района.

В Красной Армии с 1936 года. В 1940 году окончил Оренбургское военно-авиационное училище, а в 1943 году – курсы усовершенствования офицерского состава. На фронтах Великой Отечественной войны с февраля 1942 года. Член ВКП(б)/КПСС с 1943 года.

Заместитель командира эскадрильи 43-го гвардейского штурмового авиаполка (230-я штурмовая авиационная дивизия, 4-я воздушная армия, 2-й Белорусский фронт) гвардии старший лейтенант Тамерлан Ишмухамедов к концу войны совершил сто восемьдесят восемь успешных боевых вылетов, уничтожил свыше шестидесяти орудий, двадцать два танка, сорок девять автомашин, девять бензоцистерн, четырнадцать вагонов, пять дзотов, шесть катеров, один самолет в воздухе и четырнадцать на земле, семь переправ и много живой силы противника.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 мая 1946 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм гвардии старшему лейтенанту Ишмухамедову Тамерлану Каримовичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина (№ 51905) и медали «Золотая Звезда» (№ 8094).

Ишмухамедов в боях за Крым

« Первый боевой вылет - в конце октября [1943 года] с аэродрома возле хутора Ханькова. Первую шестёрку штурмовиков повёл опытный лётчик Тамерлан Каримович Ишмухамедов. Я у него – воздушным стрелком. Задача группы: нанести бомбовый удар по артиллерийским позициям противника на Керченском полуострове, откуда немцы вели огонь по нашим войскам, находившимся на косе Чушка. Над аэродромом базирования истребителей прикрытия к нам пристроились четыре ЛаГГ-3. Одна пара - непосредственное прикрытие, взаимодействующая в случае необходимости со штурмовиками, другая - сковывающая. Над горой Митридат, залитой огнём Керчью идёт воздушный бой. Берём немного севернее и, маневрируя среди разрывов зенитных снарядов, выходим на цель. Лётчики пускают эресы, затем, с пикирования, так же дружно бросают бомбы. Стреляем ещё из пушек и пулемётов, затем отворачиваем в сторону моря и берём курс на Тамань. «Тамань! Прескверный городишко...» - вспомнилась мне тогда, не знаю уж и почему, эта лермонтовская строка.

Первый вылет удачный: на аэродром вернулись все самолёты и нашей, и других групп полка. Правда, некоторые машины с пробоинами, но техники и ремонтники их быстро залатали.

Утром 1 ноября, стало известно, что холодной штормовой ночью с 31 октября на 1 ноября 1943 года десант 318-й Новороссийской горнострелковой дивизии, а также два батальона морской пехоты, под общим командованием комдива 318-й полковника В.Ф. Гладкова, погрузившись на сто судов различных типов, шестью отрядами должны были форсировать Керченский пролив в самой широкой его части, превышающей шестнадцать километров, и высадиться у рыбачьего поселка Эльтиген, южнее Керчи. Артиллерию буксировали на плотах, но плоты, заливаемые волнами, начали тонуть, и пришлось обрубать тросы. Каждое мгновение кораблям грозили гибелью сорванные с якорей и незаметные в темноте вражеские морские мины. Многие лёгкие мотоботы и бронекатера были выброшены на берег в разных местах побережья, другие суда, повреждённые огнём, потеряли управление и затонули...

На крымскую землю ступили около двух с половиной тысяч десантников, остальные погибли или были вынуждены вернуться на базу. В целом командование 18-й армии к утру точных сведений о положении десанта в Крыму не имело.

Утром и днём 1 ноября лётчики наблюдали, что враг пытается сбросить десант в море. На помощь ему пришла авиация, в том числе и наш полк. Шестерку Ил-2 на Эльтиген вновь повёл Тамерлан Ишмухамедов. Я - снова с ним. Вот и Керченский пролив. Внизу коса Тузла, а далее, весь в огне и дыму, Эльтиген. По мелким судам, прорывающимся по штормовому проливу к берегу, стреляет вражеская артиллерия. Летим со снижением в плотной низкой облачности. Выскочив к материку, открываем огонь по атакующей пехоте противника. Хорошо видны идущие от Керчи резервы. Тамерлан ведёт группу на танки и командует:

- Бомбы сбрасывать на танки, потом штурмовать пехоту!

После бомбометания наблюдаем костры - три танка горят. Снижаемся, расстреливаем пехоту. Ещё заход! Мы уже так низко, что видно, как, сбрасывая на бегу бушлаты, идут в атаку моряки. После третьего захода Тамерлан командует:

- Всё, хватит! Сбор над проливом!

Наши самолёты над Эльтигеном, мы выходим из боя.

...Над проливом, по которому идут суда с десантниками, с запада появляются немецкие истребители, за ними бомбардировщики. Вот они уже кружат, как коршуны над добычей. Но торжество их недолгое, через пролив с Кубани им навстречу выходят из-за туч наши истребители.

5 декабря группу на Эльтиген повёл Ишмухамедов. Я - с ним. Над аэродромом облачность была низкая, метров триста, а бомбы бросать ниже четырехсот нельзя, чтобы не поразить самого себя. Но над проливом облака начали подниматься. Над Эльтигеном - вспышки разрывов и клубы дыма. Там «работают» другие группы Илов ведут воздушные бои наши истребители.

Тамерлан командует:

- Противозенитный манёвр! Атакуем группой, с ходу!

Мне хорошо видны действия всей группы. Пробиваемся сквозь зенитный огонь, сбрасываем бомбы на танки и пехоту южнее поселка. Сбросив бомбы, Тамерлан давит эресами и огнём пушек зенитную батарею. Мы уже на бреющем проносимся вдоль переднего края. Остальные - за нами.

Вдруг в правой плоскости нашего самолёта возникает огромная дыра.

Тамерлан с трудом выравнивает самолёт. У кромки моря – разворот - и снова на врага. Вот разрывы зенитных снарядов как обрезало: зенитки прекратили огонь, в атаку на нас пошли «мессершмитты». Два из них нацелились на замыкающий Ил. Его стрелок ведёт огонь по одному из истребителей, я — по второму.

Вот «мой» отвалил, второй продолжает наседать. Тамерлан, искусно маневрируя, помогает мне поймать его в прицел. Всего со ста метров я всадил в него очередь, и «мессершмитт», перевернувшись, упал в Чурбашское озеро. Должен заметить, в то время немецкими истребителями на Керченском полуострове командовал один из любимцев Гитлера, командир 3-й группы (авиаполка) 52-й истребительной эскадры капитан Герд Бакгорн, считавшийся в люфтваффе асом № 2.

Мы летим на малой высоте, замыкающий и того ниже, чуть не касаясь винтом воды. Вот он садится на воду возле баржи. Брызги - и над Илом смыкаются черноморские волны.

После посадки к нашему самолёту подъехал на стартовой машине командир полка. Тамерлан доложил о выполнении задания, о том, как я сбил «мессершмитт», и о самом грустном, что погибли Тихонов со стрелком Васильевым...

...Под руководством помощника командира полка Тамерлана Ишмухамедова в его, как мы говорили, «полевой воздушной академии» изучали опыт прошедших боёв, готовились к новым. Борьба ещё предстояла долгая.

...Но вот последний вылет. Вдали от берега виднелся пароход, который, очевидно, отчалил ночью. Когда наша группа приблизилась к нему, мы увидели необычную картину: находившиеся на палубах люди махали нам белыми платками, простынями. Увозят в плен наших!..

Самолёты встали в круг. Командир группы Тамерлан Ишмухамедов приказал не бомбить, передал по радио на КП о создавшейся обстановке.

- Судно не бомбить! - последовала команда. Но и не давать ему уходить на запад. Сейчас подойдут наши торпедные катера...

А через несколько минут команду с КП дополнили:

- Капитан парохода радировал, что они сдаются в плен. Возвращайтесь на аэродром!

К пароходу подошли торпедные катера, он развернулся и пошёл обратно в Севастополь. Мы сбросили бомбы в пучину Чёрного моря и впервые возвратились после боевого вылета, не сделав ни единого выстрела. Война в Крыму была закончена![2]

»

Из книги А.А. Казаряна «Герои боев за Крым»:

« Было начало Апреля 1944 года. Наши войска готовились к решительным боям за освобождение Крыма. Лейтенант Ишмухамедов ежедневно бывал в воздухе - он штурмовал скопления войск противника, плавсредства в Керченском проливе. Особенно запомнилось Тамерлану Каримовичу 4 Апреля. В этот день, выполняя задание командования, он прорвался через плотную завесу заградительного огня зенитной артиллерии противника и потопил самоходную баржу с военными грузами.

Когда лёг уже на обратный курс, то увидел 7 "Юнкерсов", направляющихся на бомбежку позиций наших войск. Ишмухамедов врезался в их строй, сбил один самолёт. Остальные, беспорядочно побросав бомбы в море, поспешно ушли.

Вскоре он потопил 3 фашистских торпедных катера.

После освобождения Крыма Тамерлан Каримович участвовал в боях на других фронтах, сражался в небе Берлина, а затем возвратился в родную Тюмень.

»

После войны

По окончании войны, до увольнения в запас в 1947 году, служил в ВВС. Жил в городе Тюмень. Работал в Тюменском индустриальном институте.

Скончался 15 мая 1995 года. Похоронен в Тюмени на Червишевском кладбище.

Награждён орденом Ленина, двумя орденами Красного Знамени, двумя орденами Отечественной войны 1-й степени, орденом Красной Звезды, медалями.

В городе Тюмени на фасаде дома № 133 по улице Республики, в котором жил Герой, установлена мемориальная доска.

Литература

Примечания



Все тексты и изображения, опубликованные в проектах Крымологии, включая личные страницы участников, могут использоваться кем угодно, для любых целей, кроме запрещенных законодательством Украины.