Кудашева, Мария Павловна

Материал из Крымологии
Перейти к: навигация, поиск
поэтесса
Мария Павловна Роллан
Мария Павловна Кювилье
Мария Павловна Роллан.jpg
Мария Павловна Роллан[1]
Период жизни
20 мая 1895  —  27 апреля 1985
Места жительства

Коктебель

Жанр

поэзия

Мария Павловна Роллан[2][3][4] — поэтесса, переводчик.

Кудашева Мария Павловна (урождённая Михайлова, по матери Кювилье, в первом замужестве Кудашева, во втором Роллан) Мария (Майя) Павловна

Биография

Родилась 8 (20) мая 1895 года. В детстве несколько лет жила во Франции, находилась в католическом монастыре.

В 1902 вернулась в Россию. Училась на Высших женских курсах в Санкт-Петербурге. Писала стихи по-русски и французски. Публиковалась в коллективных сборниках.

В 1910 - Пишет стихи на французском и русском языках. Примыкает к футуристам из группы "Центрифуга". Свои первые стихи подписывает “Мари Кювелье”

В 1912 впервые приехала в Коктебель. Первое посещение компании Волошина.

В 1913 вышла замуж за князя Павла Сергеевича Кудашева, племянника Н.А. Бердяева по материнской линии

В 1916 родился сын Сергей (Дудука)

В 1919 снова приехала в Коктебель. Вместе с матерью и трёх летним сыном прибило к дому Максимилина Волошина, где тусуются Эренбург, Пастернак, Мандельштам, Марина Цветаева, Эфрон и ... Влюбилась в Эренбурга и даже, одетая, лезла в море — топиться, что было удивительно, т.к. обычно у Волошина все гурьбой купались нагишом.

В этом же году энергично вступается за арестованного в Феодосии Мандельшама и вызволяет его, но по пути в Тифлис грузинские меньшевики опять засадили его в тюрьму 1919 - Феодосия. Всероссийский союз поэтов (СОПО). Председатель Волошин выхлопотал теплушку до Москвы и пропуска 1919 - Феодосия. Вагон-теплушка. Попутчики: Благой Д.Д., поэты Звонарёв и Томилин, редактор Даян, актриса Камерного театра Мария Ивановна Кузнецова (Гринева) с дочерью...

В 1920-е работала личным секретарем президента Государственной академии художественных наук (ГАХН) П.С. Когана. Занималась переводами.

В 1927 в сборнике «Революционная поэзия современного Запада» опубликовала свои переводы Ж. Дюамеля, Ш. Вильдрака, М. Мартине.

По ее собственному рассказу, в 1922 году она прочла роман Ромена Роллана «Жан Кристоф», и, влюбившись в его героев, написала автору. Поначалу переписка не задалась: Роллан отвечал неохотно и без энтузиазма. Однако к 1928 году он уже был заинтригован загадочной русской поклонницей – и даже пригласил ее к себе в Швейцарию. Она приехала; последовало новое приглашение…

Говорят, что Майя очаровала Роллана по заданию ГПУ, что она должна была обратить стареющего писателя в сталинизм. Так это или нет, но Роллан не на шутку влюбился в Майю, которая была моложе его на 29 лет, и даже угрожал швейцарским властям, которые отказывались разрешить Майе въезд в страну, навсегда покинуть Швейцарию.

В 1931 приехала в Швейцарию к Р. Роллану. Вскоре стала его женой. Жила во Франции и Швейцарии. Пользуясь статусом жены писателя, помогала получить разрешение на эмиграцию людям из России, чьи родственники жили за границей. Была секретарем мужа, вела его дела с издательствами. Участвовала в организации антифашистских акций (1930-е)

В 1934 году они поженились.

Не без влияния Майи Роллан стал ярым поклонником Советского союза. Когда они в 1935 году вместе посетили СССР – и даже были приняты Сталиным,— Роллан описал поездку в столь восторженных тонах, что на многие годы был признан в Союзе самым прогрессивным из западных писателей. Но Майя, даже если и выполняла чьи-то задания, искренне любила супруга: она стала ему идеальной женой, секретарем и помощником, вела переписку, подбирала документы для работы, разбиралась с корректурой… Принял Роллан и сына Майи Сергея – тот жил в СССР, но часто гостил у Роллана, постоянно переписывался с ним.

В 1938 году Роллан – не без влияния Майи – продал виллу в Швейцарии и переехал под Париж. Войну он переживал в бургундском городке Везеле – Майя разбивалась в лепешку, пытаясь добыть для больного мужа необходимые продукты. В 1941 году у них гостил Сергей – узнав от нападении Германии на СССР, он с трудом пробрался на родину, чтобы пойти на фронт и через несколько месяцев погибнуть под Москвой…

Ромен Роллан скончался от туберкулеза в 1944 году. Мария Павловна пережила его на сорок с лишним лет – она умерла в 1985 году, когда ей было девяносто.

После смерти Р.Роллана занималась его архивом, готовила к изданию его сочинения.

Про нее говорили многое: и про ее любовные увлечения юности, и про связи с ГПУ и разведкой в зрелом возрасте, и про слишком заметное увлечение сталинизмом… Да мало ли что можно сказать про женщину с такой судьбой – непредсказуемой, странной, словно вместившей в себя не одну жизнь, да еще пришедшейся на такое время, когда все было непредсказуемым…

Мария Павловна Кудашева (впрочем, чаще ее называли Майя) была дочерью – возможно, незаконнорожденной,— русского офицера и француженки-гуверантки. Фамилию ей при рождении дали материнскую – Кювилье. Детство на провела вместе с сестрой во Франции и всю дальнейшую жизнь говорила по-русски с французским акцентом. Так что когда Майя начала сочинять стихи, она писала их на двух языках.

Юная поэтесса была близка с футуристической группой «Центрифуга», дружила с Максимилианом Волошиным, в нее были влюблены Константин Бальмонт и Вячеслав Иванов. Миниатюрная красавица с огромными глазами и неунывающим характером, она всегда была готова влюбиться и так же всегда привлекала к себе мужчин.

Марина Цветаева и Майя Кудашева. Коктебель. 1913 г.
В 1913 году Майя вышла замуж за князя Сергея Кудашева, племянника известного философа Николая Бердяева. Впрочем, брак оказался недолгим – скоро Сергей ушел на фронт, а Майя, оставшись с маленьким сыном, названным в честь отца Сергеем, по-прежнему продолжала писать стихи и вдохновлять поэтов. Впрочем, гражданская война вынудила ее с семьей перебраться из голодного Петербурга к Волошину в Коктебель – здесь она дружила с Мариной Цветаевой, пережила короткий роман с Ильей Эренбургом, а затем узнала, что ее муж уже год как умер от тифа…

Когда в Крым пришли красные, Марию Кудашеву арестовали – и за то, что была вдовой белого офицера, и за будто бы бывшую у нее связь с какими-то местными бандитами. Когда ее после долгих допросов наконец отпустили, она при первой же возможности сбежала в Москву.

Молодая вдова с маленьким сыном устроилась во французское консульство – помогло и знание языка, и происхождение. Она была секретарем в визовом отделе и гидом-переводчиком при приезжих французах. Впрочем, многие считают, что уже тогда Мария Кудашева начала сотрудничать с ГПУ – иначе бы ей, княгине и «белогвардейке», просто бы не выжить.

В его доме Волошина часто гостили поэты, писатели, художники. Со всеми была дружна его близкая приятельница, миниатюрная молодая женщина – Майя/Мария/ Кудашева, которая жила с маленьким сыном по прозвищу Дудука и его гувернанткой. В 1919 году она еще не знала, что стала вдовой. Волошин посвятил ей стихи:

Над головою поднимая
Снопы цветов, с горы идет…
Пришла и смотрит…Кто ты?
- Майя.
Благословляю твой приход.
В твоих глазах безумство. Имя
Звучит как мира вечный сон…
Я наважденьями твоими
И зноем солнца ослеплен.
Войди и будь…

Когда-то семнадцатилетняя Майя написала тридцатишестилетнему Волошину, что сочиняет стихи и хочет с ним познакомиться, Волошин пригласил ее в Коктебель. Майе пришлось обмануть маму, которая ни за что не пустила бы дочку к поэту, про которого газеты писали всякие странные вещи, – например, что он ходит в длинной рубахе, но без брюк, подражая античным героям. В доме Волошина все были влюблены. У Волошина Майя близко подружилась с Мариной Цветаевой. Они обе были неравнодушны к голубоглазому профессору Фольдштейну. Майей же были увлечены и сам Волошин, и поэт Бальмонт, – но Бальмонт вообще влюблялся во всех подряд, – и поэт Вячеслав Иванов. Марина Цветаева написала по этому поводу: Макс Волошин первым был, Нежно Маиньку любил. Предприимчивый Бальмонт Звал с собой за горизонт. Вячеслав Иванов сам Пел над люлькой по часам: Баю-баюшки-баю, Баю Маиньку мою. Вячеслав Иванов не только молоденькой Майе казался наделенным какими-то тайными силами. Так считал даже Блок. На одном из вечеров Майя увидела Иванова – и вся задрожала. Написала ему записку: «Хочу Вас видеть». Потом Майя часто приходила к Иванову для того, чтобы выслушать от него очередную порцию «морали». Но тут появился Сережа Кудашев, за которого Майя и вышла замуж.

Началась война и революция. Сережа ушел на фронт и пропал. Живя в Коктебеле, Майя успела завести интрижку с Эренбургом. В 1920 году она узнала, что ее муж Сергей умер от тифа, и Эренбург утешал ее, как она утверждала, самым невинным образом…

Вдове с маленьким ребенком пришлось задуматься, как жить дальше. Она устроилась на работу секретарем во французское консульство. В этот момент советская разведка и обратила на Майю внимание, ведь у нее были обширные дружеские связи в литературном мире. Она стала агентом, подчинявшимся советским секретным службам. Вот тогда-то, в 1922-м году она впервые и написала письмо Ромену Роллану. Как это случилось? Некоторые современники утверждают, что затейник Макс Волошин придумал написать от имени Майи письма Уэллсу, Шоу и Роллану. Только Роллан ответил, и вся волошинская компания сочиняла ответ. Потом Майя сама начала писать Роллану и никому уже свои письма не показывала. Поначалу Роллан упрекнул ее в моральной неустойчивости и даже стихи Майи не пристроил у издателей. Но один из французских знакомых Роллана разжег его любопытство рассказами о Майе. Роллан даже написал Горькому, чтобы побольше узнать о ней. Переписка Роллана и Майи становится все более нежной. Майя даже обещает Роллану выпустить в России собрание его сочинений. Откуда такая уверенность? Ясно, что у нее было недвусмысленное задание от ГПУ подцепить Роллана на крючок затем, чтобы манипулировать им в интересах большевиков. В это время Роллан сильно склонялся к большевистским взглядам.

Роллан решил пригласить Майю в Швейцарию. За протекцией он обратился к Горькому, который, конечно, виз не выдавал, но попросил содействия у тех, в чьей это было компетенции. Разумеется, никаких препятствий Майе не чинили. В 1929 году эта княгиня, перешедшая в лагерь пролетариата, встретилась с Ролланом и рассказала ему о своей вере в большевизм. Она была моложе Роллана на 29 лет. «Органы» настаивали, чтобы Майя вышла замуж за Роллана. Нужно было заполучить Роллана для извлечения из него максимальной идейной пользы. После женитьбы на Майе он стал яростным сталинистом. В это время Сталин готовился к укреплению своей диктатуры и истреблению оппозиции и конкурентов. Здесь ему мог пригодиться зарубежный соратник Горького, гуманист Роллан. Задача «органов» была выполнена Майей, известность Роллана и его принципы были использованы советской разведкой с ее помощью. Всякое его публичное выступление она поворачивала в нужное направление. Она использовала тщеславие Роллана, который считал себя бесстрашным и независимым. На самом деле его легко было водить за нос.

В 1935 году Роллан был официально приглашен в Москву. Роллан уже был объявлен лучшим другом социализма. Российские театры ставили пьесы по его произведениям, по ним же готовились фильмы. Вышло его полное собрание сочинений. Принимали супругов по высшему разряду. Сам Сталин удостоил Роллана аудиенции. Нельзя сказать, что Роллан полностью обманывался в своих впечатлениях о России. Он вел тайный дневник, где высказывал сомнения по поводу увиденного, но при жизни Роллана дневник этот не был предан гласности, о чем изо всех сил позаботилась Майя. «Во всех поступках и словах Сталин показывает себя человеком простым и суровым, не переносящим похвал. Как же он допускает атмосферу… когда ему постоянно курят фимиам?» – пишет Роллан. Он обнаружил, что и в Советах есть привилегированный класс – Горький и Алексей Толстой живут в роскоши. Его поразило интеллигентное и тонкое лицо шефа тайной полиции Ягоды, который дневал и ночевал у Горького, ухаживая за его невесткой Тимошей. «Хотя когда он говорит, что письма в СССР не вскрывают… он принимает нас за простаков…»,- размышлял Роллан. И Роллан, и Горький хотели верить Ягоде. Но и о жертвах террора Роллану услышать все-таки пришлось, но в дневнике он пишет, что это преувеличение.

Догадывался ли Роллан, на кого работает его жена? Возможно. Но после поездки в Россию Майя убедила мужа, что сейчас незачем слишком много размышлять, надо бороться с главным врагом мира – Троцким и его семьей. В 1938 году Роллан внимательно пересмотрел свой дневник путешествий в СССР. Может показаться, что писатель заболел паранойей. Он пришел к выводу, что тогда многого не понимал. Большинство людей, с кем он тогда встречался, были заговорщики, члены троцкистско- бухаринской и каменевско-зиновьевской группировок и агенты иностранных разведок. Вокруг были одни враги. Но благодаря Майе и Сталину он уцелел. Сталин же больше не интересовался Ролланом, он выжал из него все, что хотел. Роллан через год пережил еще одно страшное разочарование: Сталин-то заодно с фашистами, жмет им руку в Кремле, поднимает тост за Гитлера. Для французов это удар в спину. Он понимает, что идеалист никогда не должен лезь в политику, потому что неизменно оказывается одураченной жертвой. Им прикрывают жульничество и злобу. «Для меня все кончено», – пишет он. Но этого никто не услышал, никто не прочитал. Когда Роллан умер, Майе не было и пятидесяти. Она не унывала. В старости она держала дом франко-немецких встреч для молодежи. Ее последним душевным увлечением был «Леша Косыгин».

Умерла 27 апреля 1985 во Франции, похоронена на кладбище в Бреве, департамент Ньевр.

Примечания



Все тексты и изображения, опубликованные в проектах Крымологии, включая личные страницы участников, могут использоваться кем угодно, для любых целей, кроме запрещенных законодательством Украины.