Маршак, Самуил Яковлевич

Материал из Крымологии
Перейти к: навигация, поиск
Самуил Маршак со своим покровителем Максимом Горьким. 1936 год.
Самуил Яковлевич Маршак (1887, Воронеж, – 1964, Москва), русский поэт. Семья вела свой род от талмудиста Ахарона Шмуэля бен Исраэля Койдановера (аббревиатура Махаршак, 1614 – около 1676). Отец, химик-самоучка, работал на различных мыловаренных заводах. Семья придерживалась еврейских традиций. В детстве, живя у дедушки в Витебске и занимаясь два года с меламедом, Маршак освоил основы иврита. Учился в гимназиях разных городов (не окончил). Рано начал писать стихи. В 1902 г. на талантливого мальчика обратил внимание барон Д. Гинцбург, который познакомил Маршака с критиком В. Стасовым, а тот, в свою очередь, свел его с М. Горьким. В 1902 г. в Петербурге на слова Маршака была исполнена кантата «На смерть М. Антокольского»[1].

Маршак в Крыму

Александровская мужская гимназия мемориальная доска.jpg
В 1904–1906 гг. Маршак жил в семье М. Горького в Ялте и сблизился с сионистской молодежью[2]. В журнале еврейской учащейся молодежи «Молодая Иудея» (Ялта, 1905–1906) и в приложении к нему — альманахе «Песни Молодой Иудеи» (1906) Маршак печатал сионистские стихи («Две зари. Молодому еврейству», «Нашей молодежи», «Сходка» и другие), переводы из «Песни Песней» и поэмы Х. Н. Бялика «Дос лецте ворт» («Последнее слово», с идиш), а также публицистические статьи[3].

Под влиянием И. Бен-Цви в 1906 г. Маршак примкнул к движению По‘алей Цион[4]. Связь Маршака с рабочим сионистским движением прослеживается до 1914 г.[5].

Из воспоминаний сына С.Я. Маршака Иммануэля:

« ...летом 1923 года, по настоятельному совету врача, меня повезли в Евпаторию. Денег на дорогу у отца не было, и он, считая, что поездка во что бы то ни стало должна состояться, усилием воли и полный вдохновения заставил себя за ночь написать новую стихотворную книжку. Это была "Сказка о глупом мышонке". Вышла она впервые в том же году с рисунками много работавшего с тех пор с отцом В.М. Конашевича в частном издательстве "Синяя птица" (у меня сохранилась эта книжка с напечатанной на первой странице надписью: "Экземпляр Элика Маршака").

Желая развеселить и ободрить меня во время болезни, отец проявлял необыкновенную изобретательность. Семья была превращена во флотский экипаж. Всем членам семьи были присвоены морские чины: дед стал адмиралом, отец - капитаном, братья и сестры отца и некоторые близкие знакомые получили другие звания. Я начал свою карьеру с юнги и постепенно, за заслуги в поддержании флотской дисциплины, продвигался по служебной лестнице, дойдя в конце концов, кажется, до капитана 2-го ранга (к этому времени отец стал адмиралом, а мать - помощником адмирала). Дисциплина в экипаже была неукоснительная. На приказ (приказами не злоупотребляли) по поводу еды, одежды, сна или игры следовало ответить: "Есть!" - и беспрекословно его выполнить. Подразумевалось, что невыполнение приказа должно было вызвать дисциплинарные меры, но я, пожалуй, не припомню случая, чтобы к ним на самом деле пришлось прибегнуть (может быть, я когда-нибудь и был разжалован на одну ступеньку служебной лестницы). Я не был младшим по званию и, в некоторых случаях, сам имел возможность кому-то приказывать.

Помню, как на пляже в Евпатории я скомандовал тетке: "Выйти из воды, приказ!" И бедная взрослая Юдифь Яковлевна, поддерживая задуманную отцом воспитательную систему, отрапортовала: "Есть!" - и, к удивлению окружающих, безропотно повиновалась шестилетнему мальчику.

»

Память о Маршаке в Крыму

  • В Ялте есть улица Маршака.
  • В Керчи библиотека № 14 носит имя Маршака.

Примечания



Все тексты и изображения, опубликованные в проектах Крымологии, включая личные страницы участников, могут использоваться кем угодно, для любых целей, кроме запрещенных законодательством Украины.