телефоны в виде машинок отличный подарок мальчику
magsa.ru



Музей Воронцовского дворца

Материал из Крымологии
Перейти к: навигация, поиск
Основная статья: Воронцовский дворец
Серия статей
«Воронцовский дворец»
Vorontsov South View.JPG

Список статей

«Воронцовский дворец в искусстве»

«Интерьер Воронцовского дворца»

«Музей Воронцовского дворца»

«Парк Воронцовского дворца»

«История создания Воронцовского дворца»

«Кебах, Карл Антонович»


музейно-исторический комплекс
Воронцовский дворец
Музейно-исторический комплекс Воронцовского дворца.jpg
основан

1921

основатели

Коренев, Анатолий Петрович

Дополнительные сведения

экспозиция музея формируется с 1824 г.

44°25′25″ с. ш. 34°03′58″ в. д. / 44.423611° с. ш. 34.066111° в. д. (G) (O)

Музей

Три поколения семьи Воронцовых владели Алупкой вплоть до революции. Новая жизнь дворца, уже связанная с историей музея, началась непосредственно после установления советской власти в Крыму 16 ноября 1920 года. В это время проходил процесс национализации помещичьих усадеб.

25 ноября 1920 года служащие алупкинского дворца просят культурно-просветительные учреждения и профсоюз Алупки "Об оказании содействия по охране огромных ценностей колоссального имущества имения". В результате в ряде дворцов южного берега Крыма создаются музеи. Возглавил эту работу заведующий Ялтинским подотделом секции изобразительного искусства при Крымском наробразе Анатолий Григорьевич Коренев. Он же исполнял обязанности главного хранителя Алупкинского дворца. Под его руководством 15 ноября 1921 года в Алупке стала действовать комиссия по учету художественных сокровищ. К работе в ней были привлечены художник Л. Н. Судейкин, врачи С. Я. Елпатьевский и Л. И. Иванов.

В середине 1921 года дворец-музей принял первых посетителей: ими были лечащиеся в только что открывшихся санаториях красноармейцы. К 1925 году посещаемость музея составила 21 679 человек.

В 1927 году вышел первый очерк-путеводитель С. Д. Ширяева «Алупка. Дворец и парки». Коллектив музея принимал участие в археологических раскопках, занимался сбором экспонатов, изучал этнографию края, публиковал отдельными изданиями свои труды.

Процесс систематизации и изучения экспонатов был прерван в 1941 году нападением на нашу страну фашистской Германии. Сложившаяся в Крыму обстановка не позволила вывезти экспонаты из Алупки, они попали в руки фашистов. Подготовленные к эвакуации ящики так и остались лежать в порту на набережной. Часть их была разграблена, остальные возвращены на место, и в залах дворца открылся музей для офицеров вермахта. Позднее наиболее ценные вещи отправили в Германию. Общая стоимость ущерба, нанесенного музею за годы войны, составила 4 911 000 рублей (в деньгах 1944 года).

При отступлении гитлеровцы хотели взорвать дворец, но их замысел был сорван стремительным наступлением Приморской армии и Ялтинского партизанского отряда, получивших специальное задание - спасти дворцы Южного берега Крыма от разрушения.

С 4 по 11 февраля 1945 года в Ялте проходила конференция руководителей трех союзных держав - СССР, США и Великобритании. Предварительное обсуждение вопросов, выносимых на повестку дня конференции, велось на совещаниях министров иностранных дел поочередно в месте расположения каждой делегации. Дважды (8 и 10 февраля) эти совещания собирались в резиденции главы английской делегации в Парадной столовой Алупкинского дворца. Именно здесь 8 февраля 1945 года было окончательно определено число стран - участниц учредительной конференции Организации Объединенных Наций, время и место ее созыва.

После войны дворец был государственной дачей, а после ее ликвидации в 1953 году было принято решение об организации во дворце санатория. Поредевшая и без того коллекция разошлась по всей стране. В 1956 году в результате постановления правительства встал вопрос о возобновлении деятельности музея, пришлось все начинать заново. Постепенно возвращали на свое место экспонаты. Часть их так и не удалось вернуть. Вошла в экспозицию музея изобразительных искусств имени А. С. Пушкина античная коллекция Воронцовых. Из тридцатитысячного собрания библиотеки, отправленного в Москву, назад вернулось лишь пять тысяч карт, чертежей, гравюр и три тысячи книг.

В настоящее время удалось восстановить убранство парадных интерьеров, дополнительно открыть в залах Шуваловского корпуса постоянную выставку живописи из фондов и отдельно разместить для показа переданную в дар музею коллекцию живописи и графики профессора В. Н. Голубева. На сегодняшний день количество экспонатов основного фонда достигло 20 тысяч единиц хранения.

Картинная галерея

Русский портрет

В основе собрания русского портрета лежит бывшая коллекция семьи Воронцовых, со времен Михаила Иларионовича Воронцова. Воронцовы вели переписку с писателями Вольтером и Дидро, с композиторами Гайдном и Паизиелло. Через Воронцовых в Россию приглашались для работы архитекторы Ч. Камерон и Д. Кваренги, художники П. Ротари, Л. Токке, Джордж Доу.

В алупкинскую коллекцию вошла большая группа фамильных портретов, унаследованная М.С. Воронновым в начале XIX века и привезенная им на юг из многих родовых имений. Есть тут произведения высокого класса, но немало и таких, в которых чувствуется почерк народного мастера. Несмотря на погрешности в рисунке и наивность формы, эти портреты по-своему привлекательны и легко запоминаются благодаря остро схваченному внешнему облику модели. Совсем еще юный, преисполненный надежд на будущее, полномочный министр России в Голландии А. Р. Воронцов запечатлен "другу на память" Иваном Кузьминым. Изображение "без прикрас" княгини Дашковой в ее иконографии, пожалуй, самое достоверное. Нельзя не обратить внимание на портрет старика с калмыцкими чертами лица и строгим проницательным взором, личность которого не установлена.

Написанные в XIX веке портреты Воронцовых и породнившихся с ними Браницких почти все принадлежат к разряду парадных. Созданы они в основном кистью модных в Европе художников И. Б. Лампи, Р. Бромптона, Ф. Крюгера, К. Лаша. Кроме этой фамильной галереи, музей стал обладателем произведений знаменитых русских портретистов XVIII-XIX веков Д. Г. Левицкого, В. Л. Боровиковского, В. А. Тропинина, Н. И. Крамского. Есть небольшая группа работ украинской портретной школы А. А. Мурашко, отдельные произведения Л. С. Бакста, А. Н. Головина, В. А. Серова.

Краткая интернет-экспозиция раздела.

Русский пейзаж

Русский пейзаж Раздел русского пейзажа почти весь сформировался за годы существования музея. Планируя в самом начале его будущую деятельность, решено было открыть на основе Ворон-цовского собрания литографий 1820-1850 годов постоянную выставку видов старого Крыма. В 1925 году из центрального музея Тавриды, Ялтинского художественно-промышленного музея и из национализированных дворцов Южного берега поступили на эту же тему картины И. К. Айвазовского, В. Д. Орловского, М. А. Алисова, И. Е. Крачковско-го, А. И. Мещерского, А. В. Куприна. В силу привлекательности своих сюжетов многие из этих полотен были похищены в годы войны. В1956 году при новом открытии музея его коллекция пополнилась за счет украинского художественного фонда: киевского, сумского, харьковского и одесского музеев. Так появились в Алупке ряд замечательных работ украинских пейзажистов, примыкавших к движению передвижничества: С. И. Васильковско-го, С. И. Светославского, И. И. Тру-ша, П. А. Левченко. Несмотря на относительную скромность собрания, на его примере вполне можно проследить общую картину развития отечественного пейзажа в XIX веке: от ранних итальянских пейзажей В. И. Штернберга до отмеченных ярким национальным своеобразием мотивов русской и украинской природы И. И. Левитана, А. С. Степанова, В. И. Сури-186кова. Гордостью музея является картина А. И. Куинджи „Христос в Гефсиманском саду", первым зрителем которой стал знаменитый русский ученый-химик Д. И. Менделеев. В ней, помимо чисто живописных качеств пейзажа при лунном освещении, привлекает к себе внимание сюжет. Впервые в своем творчестве Куинджи, следуя тексту Евангелия, обратился к извечному философскому вопросу о правомерности принесения в жертву жизни человека во имя идеи.

Краткая интернет-экспозиция раздела.

Художественное собрание профессора В.Н. Голубева

Сегодня не всякому музею по плечу создать новый раздел в экспозиции, особенно такой, в котором были бы представлены ныне почитаемые художники „Мира искусств", „Бубнового валета", „Оста", „Группы 13" и т. д. Благодаря заведующему отделом Никитского ботанического сада В. Н. Голубеву, передавшему в дар музею 91 произведение живописи и 103 графики, в Алупкинском дворце такой музей открыт. В его коллекцию входят произведения К. А. Коровина, Б. Анисфельда, К. Ф. Бо-гаевского, М. А. Волошина, В. Е. Борисова-Мусатова, А. К. Богомазова, А. В. Лентулова. Живопись послереволюционных двадцати лет показана работами С. А. Лучинина, А. А. Лабаса, А. А. Ось-меркина, Р. Р. Фалька, А. И. Куприна, Н. А. Удальцовой.А. Д. Древина. В числе современных авторов немало имен еще недавно более знаменитых за рубежом, чем у себя на родине: Н. И. Нестеровой, И. Л. Табенкина, В. А. Сидура, В. Брайни-на, А. Г. Ситникова. За 25 лет Голубеву удалось собрать коллекцию такой цельности, что на ее примере можно проследить генетическую связь искусства XX века и современного советского авангарда.

Для Крыма ценность собрания возрастает еще и потому, что многие из полученных работ написаны в Ялте, Алупке, Гурзуфе, Коктебеле или же созданы теми художниками, на чье творчество Крым оказал самое благотворное воздействие. Краткая интернет-экспозиция раздела.


Западноевропейская живопись

О былой славе Воронцовского собрания западноевропейской живописи свидетельствуют описи картин, хранящиеся в различных архивах страны. Самая большая и полная составлена по одесскому дому Воронцовых в 1855-1856 годах библиотекарем Александром Гревсом. Тогда в ней числились полотна Рембрандта, Тин-торетто, Пуссена, Ватто, Карраччи. За прошедшие сто лет собрание значительно уменьшилось. Многое из него еще в начале XX века разошлось по важнейшим музеям страны, часть оказалась в Алупке. Тщательное изучение алупкинской коллекции выявило ряд подделок и копий. Последние специально заказывали для украшения многочисленных дворцов и домов. Известно, что по просьбе С. Р. Воронцова австрийский художник Людвиг Гуттенбрун исполнил ряд копий с наиболее известных оригиналов итальянской живописи эпохи Возрождения. С аналогичной просьбой Воронцов младший обращался к Александру Иванову и Григорию Лапченко. Специализировалась на копиях с портретов некая Луиза Дессеме.

По мере накопления коллекции в музее образовался довольно ценный художественный фонд. Украсили его поступления первых лет революции. Из собрания Кокоревых в Мухалатке были переданы монументальные „кухонные" натюрморты Ф. Снайерса. В 1934 году из Эрмитажа поступили картины Ж. Б. Удри, К. Маратти, Б. Беллотто. Уже в пятидесятые годы из ГМИИ им. А. С. Пушкина пришли работы Ф. Казановы, Д. Б. Питтони. Среди ранних по хронологии работ следует отметить подлинные жемчужины, например портрет на доске герцога Монмаранси, созданный неизвестным мастером нидерландской школы XVI века. К этой же 196школе относится „Мужской портрет" Поурбуса Старшего и изысканная по колориту и трактовке сюжета картина Питера Артсена „Голгофа". Иная, гротескная форма характерна для картины „Маскарадное шествие", решенной в духе комедии дель арте, датируемой тоже XVI веком. Несколько архаичными чертами отмечена композиция неизвестного венецианского мастера XVI века „Святое семейство". Значительную часть отдела западноевропейского искусства составляет итальянская живописьХУП-XVIII веков. Здесь представлены почти все основные художественные школы и направления этого времени - от караваджистов в лице С. Розы и К. Лотта до блестящих мастеров венецианского и неаполитанского барокко: Д. Питтони, К. Бамбини, Ф. Тревизани, Ф. Соли-мены. Голландское бюргерское искусство XVII века фигурирует в экспозиции портретами Г. Хонтхорста, М. Мери-вельта и X. Влита. Фламандскую школу представляют Г. Тильборх, Ф. Снайерс, С. И. Даув. Есть и работы немецких художников XVII-XVIII веков - И. Бергмюллера,. Ф. Хаккерта, А. Кауфман. В Алуп-кинском дворце хранится единственная в Советском Союзе картина основателя английской национальной школы живописи У. Хогарта „Политик". В ней со свойственным Хогарту сарказмом в свободной эскизной манере изображен купец Тибсон из Стрэнда. Погруженный в чтение газеты, он не замечает, как от пламени свечи задымилась его шляпа. Полотно Хогарта было создано около 1730 года, а в 1832 году приобретено на аукционе Кристи графом М. С. Воронцовым.


Скульптура


Мебель

В убранство интерьеров входит немало превосходных экземпляров мебельного искусства, которые дают представление о менявшихся вкусах владельцев, а также о достоинствах и традициях лучших европейских мастерских и отчасти об экспортной продукции Востока. Большинство этих вещей принадлежало Воронцовым, ими заказывалось, приобреталось для разных домов и дворцов, пока в начале XIX века не было собрано в Алупке. Специально для Голубой гостиной Воронцовы-Дашковы вывезли из одесского дворца большой гостиный гарнитур золоченого левкаса в стиле ампир, оснащенный рельефными накладками из волют, паль-мет и розеток. И если бы не фантазия украинского мастера, привнесшего в декор сверкающее полусолнце подсолнуха, колосья и виноградные листья, то этот гарнитур можно было бы счесть за изделие придворной столичной мастерской, работавшей по проекту архитектора Росси. И в Одессе, и в Алупке у Воронцовых имелись свои мастерские, где наряду с иностранцами трудились крепостные. В Алупке ими под присмотром Эдвина Раиса сработаны два изящных столика из карельской березы с редкой муаровой текстурой. Того же происхождения стулья с монограммами владельцев на вогнутых спинках - по виду легкие, хотя применен тяжеловесный материал - дуб. В этих предметах обнаруживаются черты стиля бидер-мейер.

Стиль бидермейер унаследовал от предшествующего ему классицизма аристократическую строгость и лаконичную ясность форм, но в оформлении приобрел украшения, имитирующие стили прошлых эпох - готику, рококо, стиль Людовика XIV, в чем шел навстречу буржуазии, желавшей приобщиться к традициям аристократических домов. Порой имитация и подлинные образцы соседствовали рядом. Книжный шкаф черного дерева, приобретенный в одном из антикварных магазинов Лондона, является работой конца XVIII века мастерской Буля с ее характерной инкрустацией черепашьего панциря, латуни, бронзы и серебра. Тут же присутствует имитация более позднего происхождения, так называемый александровский Буль - шкафы-консоли, где вместо настоящего панциря черепахи введена мастика. Высоким качеством работы отличались изделия английских мастеров. В музее хранятся четыре стула, которые по форме, пропорциям и декору являются подлинными образцами стиля чиппендейл - второй трети XVIII века.

Настоящий шедевр мебельного искусства - обеденный гарнитур. Четыре сдвигающихся друг к другу стола сверкают полировкой драгоценного махагонового дерева. Каждая из столешниц держится на мощных однотум-бовых опорах. Столы, так же как и составляющий им комплект сервант, отмеченный авторским тавро, созданы, видимо, одним и тем же мастером - англичанином Бейкером в 30-40-е годы XIX века. Мощные торжественные формы этих предметов выполнены из цельных кусков дерева и украшены завитками резных волют, пальмет и розет. Более экономный, но не менее изысканный декор - инкрустацию металлом - имеют предметы гостиного гарнитура: диваны, консоли, столы, кресла и стулья, выполненные по образцам фирмы Шератон в 30-40-х годах XIX века.

Уже тогда большой редкостью считалось бюро голландской работы середины XVIII века, принадлежавшее Елизавете Ксаверьевне, и ее же чернолаковый шкафик-кабинетикдля хранения драгоценностей в стиле шинуазри английской работы середины XVIII века. Изустная легенда утверждает, что от иранского шаха Воронцову преподнесены стулья и кресла с мозаичной инкрустацией и стихотворными изречениями в медальонах на спинках.

Бронза

В первой половине XIX века общая продукция художественной бронзы в России ввиду малочисленности и творческой слабости своего производства не могла полностью удовлетворить возросший спрос. Поэтому большое количество бронзы завозилось из Европы, особенно из Франции, игравшей в этом деле первостепенную роль.

Алупкинский дворец может гордиться целым рядом превосходных образцов предметов роскоши из бронзы. Наиболее ценными являются изделия, вышедшие из мастерской знаменитого бронзовщика Франции Пьера-Филиппа Томира (1751-1843). Наглядным доказательством пластического совершенства его ранних работ могут служить каминные часы со скульптурой крылатой Карпо, одной из афинских Гор. Не менее выразительна композиция с фигурами Дианы и Аполлона, аналогичная той, что хранится в Эрмитаже. К позднему периоду его творчества относится центральная группа из большого настольного украшения, представляющая собой вазу золоченой бронзы, поддерживаемую четырьмя аллегорическими фигурами. Томир работал главным образом в русле классицизма, его вещи отмечены строгой красотой форм и выразительностью общего силуэта. В накладном рельефе, украшающем различные части изделия, использовались мотивы римской античности. Редким исключением является комплект каминных часов и канделябров на тему русского памятника И. П. Мар-тоса „Минин и Пожарский", где на постаменте вместо привычного античного рельефа представлен сюжет „Нижегородцы собирают средства на ополчение". Это одна из немногих подлинных реплик самого Томира.

На циферблате других часов, украшенных атрибутами римских трофеев, обозначена надпись талантливого современника Томира Раврио. Часы „Марий на развалинах Карфагена" принадлежат работе известного бронзовщика Ледюра. К французской бронзе относятся и другие дворцовые украшения в виде кубков, ваз и весьма распространенных канделябров с кариатидами, поддерживающими светильники. Не уступает им в красоте работа русских мастеров 30-40-х годов XIX века - бронзовые с малахитом канделябры.

Керамика

Керамика музея включает в себя художественные и бытовые изделия из глины, фарфора, фаянса и стекла XVIII-XIX веков. К наиболее ранним образцам относятся несколько предметов экспорта Китая середины XVIII века. Этим же временем датируется первый европейский фарфор заводов Мейсена (Германия), Челси (Англия). К сожалению, наш отечественный фарфор периода его зарождения в России представлен лишь единичными экземплярами. Более обширен состав коллекции старейшего Императорского фарфорового завода, относящейся к 1830-1870 годам. Это и сервизы, и отдельные украшения в виде мелкой пластики и больших дворцовых ваз. Своими формами (амфора, кратер) они связаны со стилистикой классицизма, а характером весьма обильной орнаментации - с идеями эклектики.

В музее имеется бытовая керамика многих частных заводов России: Гарднера, Попова, Батенина. В начале XIX века большой популярностью пользовались украшения на сервизах на тему войны 1812 года. К ним можно отнести росписи с воинскими атрибутами на вывезенном М. С. Воронцовым из Франции великолепном столовом сервизе фабрики Даготти. Специально для Алупки последние владельцы дворца Воронцовы-Дашковы заказали в начале XX века на заводе братьев Корниловых сервиз, единственное украшение которого составили синяя обводка по борту предметов и картуш с названием майоратного имения.

Такого же рода заказом можно объяснить появление на европейском рынке в 1880 году тарелки с изображением в деколе Алупкин-ского дворца и видов Южного берега Крыма. Это приобретение музея последних лет вместе с настольной вазой „Часы" Веджвуд и чайным сервизом „тет-а-тет" завода Батенина является частью собирательской программы музея по пополнению его собрания керамики. Неотделимы от дворцового убранства предметы из стекла. Имеющиеся в музее вазы, светильники, кувшины чистого или граненого стекла, бесцветного или с окраской, часто оправленные в бронзу и серебро, дают некоторое представление о художественном уровне производства стекла XIX века в России и во Франции.

Литература

  • А.А. Галиченко, А.П. Царин. Альбом. Алупка. Дворец и парк. 1992 г. Издательство "Мистецтво". Киев. ISBN 5-7715-0352-5

Примечания

См. также



Все тексты и изображения, опубликованные в проектах Крымологии, включая личные страницы участников, могут использоваться кем угодно, для любых целей, кроме запрещенных законодательством Украины.