Орден Святого Георгия

Материал из Крымологии
Перейти к: навигация, поиск
Усыпальница адмиралов 28.gif
Усыпальница адмиралов 29.gif
Усыпальница адмиралов 30.gif
Усыпальница адмиралов 31.gif

Императорский Военный орден Святого Великомученика и Победоносца Георгия (Орден Святого Георгия) — высшая военная награда Российской империи. В расширенном смысле — всеохватывающий комплекс отличий офицеров, нижних чинов и воинских подразделений.

Учреждён императрицей Екатериной II 26 ноября (7 декабря) 1769 в честь Святого Георгия для отличия офицеров за заслуги на поле боя и упразднён в 1917 году после Октябрьской революции. Имел четыре степени отличия. Орденом награждено более 10 тысяч человек, первой, высшей степенью ордена — всего 23 человека, из них только четверо стали кавалерами всех 4 степеней. А также 2 возложения на себя знаков ордена 1-й степени: императрицей Екатериной II по случаю учреждения ордена и императором Александром II по случаю празднования 100-летнего юбилея ордена.[1] Второй степени ордена были удостоены 125 человек.

Орденские знаки не нумеровались, но велись списки награждённых.

Орден Святого Георгия выделялся своим статутом среди других российских орденов как награда за личную доблесть в бою, и заслуги, за которые офицер мог быть удостоен награды, строго регламентировались статутом ордена.

История

Императрица Екатерина II, утверждая 23.11.1769 г. статут ордена Святого Великомученика и Победоносца Георгия, указала, что он

« «должен почитаться утвержденным с 1769 месяца Ноября с 26 числа, в который день Мы знаки онаго на Себя возложа, пожаловали через долгое время с отличностью Нам и отечеству служащих». »
День для учреждения ордена выбран был не случайно -26 ноября (9 декабря по новому стилю) православная церковь отмечает освящение церкви Великомученика Георгия, построенной в 1036 г. после победы над печенегами. Учреждение ордена было частью военных реформ, проведенных в начале екатерининского царствования для укрепления русской армии и флота.

В первом статуте ордена (1769) говорится:

« «Как Российской Империи слава наипаче распространялась и возвысилась верностью и храбрость и благоразумным поведением воинского чина, при особливой Нашей Императорской милости к служившим в войсках Наших в отмену и награждении им за оказанную от них во многих случаях Нам, как и предкам Нашим, ревность и службу, также для поощрения их в военном искусстве, восхотели Мы учредить новый военный орден и снабдить оный всеми теми преимуществами, кои поспешествовать будут, сему Нашему предприятию». »
Далее статут гласит:
« «Ни высокий род, ни прежние заслуги, ни полученные в сражениях раны не приемлются в уважение при удостоении к Ордену Св. Георгия за воинские подвиги; удостаивается же оного единственно тот, кто не только обязанность свою исполнял во всем по присяге, чести и долгу; но сверху всего ознаменовал себе на пользу и славу Российского оружия, особенным отличием...». »
Орден мог получить, например, тот, кто,
« «лично предводительствуя войском, одержит над неприятелем, в значительных силах состоящим, полную победу, последствием которой будет совершенно его уничтожение», или, «лично предводительствуя войском, возьмет крепость». »
Эта награда могла быть назначена также за взятие неприятельского знамени, захват в плен главнокомандующего или корпусного командира неприятельского войска и другие выдающиеся подвиги. Далее статут разъясняет, что
« «но как не всегда верному сыну Отечества такие открываются случаи, где его ревность и храбрость блистать может, то не исключить из сего милостивого установления и тех, кои в полевой службе 25 лет от обер-офицера, а в морской -18 кампаний офицером прослужили». Таким образом, первоначальный учредительный статут ордена Св. Георгия, наряду с боевыми отличиями, не исключал возможность награждения им и за «выслугу лет», не ставя даже условием для его получения участие в боевых действиях.

При учреждении орден Св. Георгия был разделен на четыре степени (или класса), «что позволяло жаловать его не только генералам и адмиралам, но и штаб- и обер-офицерам».

»
В статуте ордена было также сказано:
« «Сей орден никогда не снимать, ибо заслугами оный приобретается». »

Награждаемый впервые должен был представляться к низшей, 4-й ст., в следующий раз - к более высокой, 3-й, далее - 2-й и, наконец, совершивший четвертый выдающийся подвиг мог быть представлен к награждению орденом Св. Георгия 1-й ст. Знаки ордена Св. Георгия выглядели скромнее всех других российских орденов. Низшая, 4-я, ст. ордена представляла собой золотой крест с расширяющимися от центра лучами, покрытыми белой эмалью. В центральном круглом медальоне знака ордена (креста) на розовом (с 30-х гг. XIX в. на красном) фоне помещался герб Московского царства -изображение Святого Георгия на коне, поражающего копьем змия.

До 1856 г. производились награждения орденом Св. Георгия 4-й ст. за выслугу лет и участие в «морских кампаниях», что получило отражение в надписях на поперечных концах креста. Такая практика была прекращена специальным Указом от 15.05.1855 г., и орден стали давать «исключительно за боевые подвиги для вящего поощрения заслуг, оказанных на поле боя». Орден Св. Георгия 4-й ст. носился на левой стороне груди или в петлице на георгиевской ленте с чередующимися тремя черными и двумя желтыми (оранжевыми) полосками. Третья степень ордена представляла собой такой же крест, но носившийся не в петлице, а на ленте на шее. Еще более высокая награда, орден Св. Георгия 2-й ст., включала в себя уже две составляющие, не считая ленты: на шее носился такой же крест, но большего, чем 3-я ст. размера, и на груди помещалась четырехугольная золотая звезда ордена Св. Георгия с девизом ордена «За службу и храбрость» и вензелем Св. Георгия. Наконец, высшая- 1-я ст. ордена представляла собой тот же большой крест, носившийся уже на широкой ленте «георгиевских» цветов через правое плечо, и звезду на груди.

Награждение первыми двумя степенями было возложено на монарха, обсуждение же прав на получение 3-й и 4-й ст. - на особые Думы Георгиевских кавалеров, состоявших из самих кавалеров ордена. Кавалером двух начальных степеней ордена можно было стать только по постановлению Думы Георгиевских кавалеров, император лишь Высочайше утверждал эти постановления. При этом на грамотах на пожалование 1-й, 2-й и 3-й степенями ордена стояла собственноручная Высочайшая подпись, 4-й степенью -подпись канцлера Капитула российских орденов.

Нередко орден Св. Георгия «жаловали» не в очередности степеней. Так, первый по времени награждения кавалер ордена подполковник 1-го гренадерского полка Федор Фабрициан был награжден сразу 3-й степенью ордена в декабре 1769 г. Начальник 5-й флотской дивизии вице-адмирал П.С.Нахимов, имевший 4-ю степень за Наварин в 1827 г., 28.11.1853 г. был награжден за победу при Синопе орденом Св. Георгия 2-й ст. «большого креста», минуя 3-ю ст. Заслужить орден Св. Георгия в боевой обстановке было чрезвычайно трудно. Так, за первые 100 лет существования этой награды орден низшей, 4-й ст., за храбрость в бою получили 2239 человек, 3-я ст. ордена была выдана 512 раз, 2-я - 100 раз и 1-я за те же 100 лет лишь 20 раз. За всю историю России полных кавалеров ордена Св. Георгия было всего четыре: генерал-фельдмаршалы М.Б. Барклай-де-Толли, И.И. Дибич-Забалканский, М.И.Кутузов-Смоленский и И.Ф.Паскевич-Эриванский.

Кандидаты в кавалеры ордена Св. Георгия отбирались значительно строже, нежели представляемые к другим наградам. Абсолютное большинство отмеченных этим орденом оказывались его достойны. Пожалование орденом Св. Георгия давало значительные привилегии награжденным, в том числе и право на потомственное дворянство. К тому же, они не делали единовременных взносов в казну, как это предусматривалось при получении других российских орденов. Георгиевские кавалеры получали солидную орденскую пенсию. При увольнении в отставку они имели право носить военный мундир, даже если и не выслужили положенного срока офицерской службы. Кроме того, Георгиевские кавалеры пользовались различными льготами. Каждый из них однажды в течение своей службы имел право ускоренного производства в следующий чин; при всех назначениях на должности Георгиевские кавалеры - при равных условиях с прочими кандидатами - пользовались преимуществом; на них не распространялись правила о предельном возрасте; прапорщики, получившие орден Св. Георгия, могли одновременно производиться в следующий чин и для дальнейшего производства, как в мирное, так и в военное время, им не требовалось сдавать офицерский экзамен; при представлении в мирное время к наградам в общем наградном порядке Георгиевские кавалеры представлялись: обер-офицеры сразу к ордену Св. Станислава 2-й ст., а штаб-офицеры -сразу к ордену Св. Владимира 4-й ст. Также кавалеры имели льготный проезд на транспорте, преимущества при выходе на пенсию, устройстве своих детей в учебные заведения и т.д.

Каждый награжденный заносился в Вечный список кавалеров ордена Св. Георгия под присвоенным ему порядковым номером, причем нумерация по каждой степени шла отдельно. С 1849 г. имена и фамилии Георгиевских кавалеров увековечивались занесением их на мраморные доски в Георгиевском зале Большого Кремлевского дворца в Москве и в тех учебных заведениях, где они воспитывались.

Награждённые

Всего за подвиги во время Крымской войны 1853-1856 гг. на Балтике, Дунае, Кавказе, при обороне Севастополя и Петропавловска-Камчатского почти 200 офицеров, генералов и адмиралов Российской армии и Императорского флота были удостоены орденов Св. Георгия 2-й, 3-й и 4-й ст. Награждения производились согласно второму статуту ордена, утвержденному в 1833 г. императором Николаем I. Кроме адмирала П.С. Нахимова, кавалерами ордена 2-й ст. «большого креста» стали генерал-лейтенант В.О. Бебутов и генерал от инфантерии Н.Н. Муравьев-Карский - за победы над турками на Кавказе.

Значительно больше, 29 человек, были отмечены 3-й ст. ордена Св. Георгия и около 170 - 4-й. Из этого количества чины Морского ведомства получили 9 крестов 3-й ст. и 58 - 4-й. За бой пароходо-фрегата «Владимир» с турецко-египетским пароходом «Перваз-Бахри» 5.11.1853 г. - один крест 4-й ст., за отличие в Синопском сражении 18.11.1853 г. - по одному кресту 2-го, 3-го и 4-го классов, за подвиги при обороне Петропавловска-Камчатского 20 и 24.08.1854 г. -по одному ордену 3-й и 4-й ст., за героизм при защите Севастополя 1854-1855 гг. -7 крестов 3-й ст. и 52 - 4-й; за мужество 24.07.1855 г. при бомбардировке крепости Свеаборг и линейного корабля «Россия» один орден 4-го класса, за отличие в ночь с 4 на 5.10.1855 г. при обороне крепости Кинбурн - один орден 4-й ст. Первым награжденным крестом Св. Георгия 4-й ст. за Крымскую войну стал командир пароходо-фрегата «Владимир» капитан-лейтенант 38-го флотского экипажа Г.И. Бутаков, который 5.11.1853 г. «взял с боя» турецко-египетский пароход «Перваз-Бахри», тем самым выиграв и первый в истории бой военных паровых судов; последним - М.И. Батьянов в 1873 г. в чине пехотного полковника, спустя 19 лет после того, как мичманом при обороне Севастополя спас загоревшийся пороховой погреб на Малаховом кургане 5.10.1854 г.

Первым Георгиевским кавалером ордена 3-го класса стал контр-адмирал Ф.М. Новосильский, отличившийся в Синопском сражении 18.11.1853 г., а последним в феврале 1856 г. - капитан 1-го ранга П.А. Перелешин за героизм при обороне Севастополя. Костромской дворянин, капитан 1 -го ранга М.А. Перелешин восемь месяцев обороны Севастополя 185Ф-1855 гг. командовал артиллерией 4-й дистанции оборонительной линии города, затем возглавлял 3-ю дистанцию. Он единственный участник Крымской войны, получивший в ходе нее кресты 3-й и 4-й ст.

Начальник дистанции Малахова кургана контр-адмирал В.И. Истомин за особое отличие при отражении бомбардировки Севастополя 5.10.1854 г. был отмечен сразу знаком ордена 3-го класса, хотя и не имел 4-го. А лейтенант 18-го флотского экипажа Х.П.Эрдели являлся единственным из офицеров Российского флота, кто заслужил орден Св. Георгия 4-й ст. в 1853 г. не в сражениях Крымской войны. Он отличился при взятии кокандской(туркменской)крепости Ак-Мечеть на реке Сыр-Дарье.

В каждом случае представление к ордену делал непосредственный начальник отличившегося, который должен был описать подвиг подчиненного и собрать «неопровержимые доказательства его подтверждающие». Оформленные соответствующим образом документы попадали в наградные отделения Главнокомандующих военно-сухопутными и морскими силами на соответствующем театре военных действий, а оттуда препровождались в Главную или Походные Думы Георгиевских кавалеров, принимавших решения. Думы подробно рассматривали каждое представление и определяли соответствие совершенных подвигов статуту ордена. Решения Дум сообщались Главнокомандующим, которые имели право награждать орденом Св. Георгия 4-й ст., 3-я ст. ордена каждый раз лично утверждалась императором. Для обеих степеней ордена юридическое оформление награждения завершалось подписанием Высочайшего Именного Указа, дата которого и являлась официальной датой награждения, хотя между приказом Главнокомандующего и Указом Императора могла быть разница в месяц и более. В ходе осады Севастополя 1854-1855 гг. погибли и умерли от ран девять моряков - кавалеров ордена Св. Георгия, получивших награды за подвиги во время Крымской войны 1853-1856 гг. Их имена были увековечены, помимо Георгиевского зала Большого Кремлевского дворца в Москве, занесением на мемориальные мраморные доски в церкви Морского кадетского корпуса в Санкт-Петербурге (2 адмирала и 6 офицеров). в храме святого Николая на Братском кладбище на Северной стороне Севастополя (2 адмирала и 5 офицеров) и в храме святого Владимира на Центральном городском холме в Севастополе (1 офицер).

Два Георгиевских кавалера, погибшие в 1855 г. - адмирал П.С. Нахимов и контрадмирал В.И. Истомин - были захоронены в нижнем храме собора святого Владимира в Севастополе. Их имена занесены на диоритовые плиты, вмонтированные в наружную облицовку храма. Внутри верхнего храма собора святого Владимира на мраморных плитах облицовки в конце XIX в. золотыми буквами были вписаны имена морских офицеров - кавалеров ордена Св. Георгия, удостоенных этой награды за отличие в Крымской войне 1853-1856 гг. на всех театрах военных действий, в том числе и на р.Сыр-Дарье. В этот список не вошли офицеры, павшие при обороне Севастополя 1854-1855 гг., чьи фамилии были увековечены в храме святого Николая. Это лейтенанты Д.И. Бутаков, Е.И. Викорст и И.В. Ивашкин, капитан-лейтенанты П.А. Шестаков и князь И.В. Ширинский-Шихматов. Всего на 26 плитах в соборе перечислены фамилии 59 Георгиевских кавалеров. Двое из них, контр-адмирал П.А. Карпов и адмирал П.А. Перелешин, были захоронены в нижнем храме собора святого Владимира.

Источники и литература

  • Дуров В. За службу и храбрость // Советский музей. - 1989. - № 4 (108). - С. 56-59;
  • Дуров В.А. Ордена России. - М.: Воскресение, 1993;
  • Зайцов А.А. За службу и храбрость // Военно-исторический журнал. - 1994. - № 9. - С. 59-66;
  • Ляшук П.М. Георгиевские кавалеры «Севастопольской страды» // КЛИО. - 1995. - № 1-4. - С. 18-19;
  • Ляшук П.М. Герои «Севастопольской страды». - Симферополь, 2001;
  • Спасский И.Г. Иностранные и русские ордена до 1917 г. - Издательство Гос. Эрмитажа, 1913;
  • Степанов B.C., Григорович Н.И. В память столетнего юбилея Императорского военного ордена Святого Великомученика и Победоносца *Георгия (1769-1869). - СПб., 1869;
  • Судравский В. Кавалеры ордена Святого Великомученика и Победоносца Георгия за 140 лет (1769-1909) // Военный сборник. - 1909. - № 12. - С. 274-279;
  • Угрюмов. Храм Святого Равноапостольного князя Владимира в Севастополе. - Севастополь, 1904.


Все тексты и изображения, опубликованные в проектах Крымологии, включая личные страницы участников, могут использоваться кем угодно, для любых целей, кроме запрещенных законодательством Украины.