Осажденный Севастополь (Михаил Филипов) стр.28

Материал из Крымологии
Перейти к: навигация, поиск
Осажденный Севастополь
Автор Михаил Филипов
Аннотация
Предыдущая глава Часть 1

2324252627 ← стр. 28 → 2930313233

Следующая глава

Вензель.png


Часть 1

Леля была удивлена и обрадована, и первою ее мыслью было броситься Лихачеву на шею и поцеловать его на правах родственницы. Она давно простила ему их детские ссоры и рада была встретить товарища детства. Здесь все знакомство ее ограничивалось несколькими старыми моряками, которые навешали Спицына, и двумя-тремя семействами в городе. Капитан был домосед и если ездил куда-нибудь, то разве изредка в Морской клуб. Лелю он совсем не вывозил в свет просто потому, что не соображал, как и для чего это делается. Притом с течением времени капитан все более возвращался к привычке, которую оставил лишь в первые годы после женитьбы. Вечером он, по его собственному выражению, ездил через Ямайку в Рим, то есть начинал пить чай с ямайским ромом, и продолжал это занятие до тех пор, пока его не одолевал сон. При таком времяпрепровождении капитану, конечно, было не до забот о дочери.
Опомнившись от первого впечатления, Леля подошла к Лихачеву и, чуть не прыгая, сказала:
— Как вы сюда попали! А какой вы теперь серьезный! Я бы вас никогда не узнала, Сережа...
Назвав его по имени, она несколько сконфузилась и поправилась:
— Сергей Николаевич... Я вас привыкла звать Сережей.
Посыпались расспросы и воспоминания. Они говорили, перебивая друг друга, вспоминали прежнее и новое, смеялись: обоим было весело.
— Помните, как я хотел перенести вас через ручеек и нечаянно уронил на берегу и испортил вам платье?
— Да, и моя любезная тетушка заставила меня целый вечер каяться и молить Бога, чтобы он внушил мне повиновение и смирение.
— А что, ваша тетка жива?
— Жива и даже со мною в переписке. Представьте, я теперь уже не зла на нее. Она такая жалкая. Все же она меня любила по-своему.
— Извините, но я ее терпеть не мог... Вообще ненавижу таких людей. Интересно познакомиться с вашим батюшкой. У вас часто собираются? Много у вас знакомых?
— Представьте, никого, кроме двух-трех стариков капитанов... Папа не любит знакомств.
— Пожалуй, и меня прогонит? — пошутил Лихачев.
— Ну, вас — нет, он о вашей мамаше всегда отзывается с большим уважением. Да, пойдемте, может быть, он уже проснулся.
Они шли рядом. Прямо из садика» они вошли в виноградник, а оттуда, пройдя маленький дворик и палисадник, попали в галерею, стены которой были расписаны изображениями птиц. Доморощенный художник нарисовал здесь целую коллекцию пернатых, так что стены галереи напоминали картинку в зоологическом атласе. Из галереи через стеклянную дверь они прошли в небольшую залу, служившую одновременно и столовой, уставленную тяжеловесной мебелью, с кожаной обивкой. Рядом был кабинет капитана; оттуда слышался богатырский храп хозяина дома, а сквозь полуотворенную дверь можно было видеть часть убранства кабинета. Как раз против двери висели на стене морские карты, стоял на столе глобус, а на полу у стены помещалась весьма порядочная и довольно больших размеров модель восьмидесятичетырехпушечного корабля.
— У вас модель не хуже, чем в библиотеке, — сказал Лихачев полушепотом.
— Представьте, я по этой модели знаю все части корабля, — сказала Леля. — Меня это всегда интересовало.
Лихачев стал шутя экзаменовать Лелю и удивился ее познаниям по морской части.
— Да вам бы прямо командовать кораблем!
— А знаете, я читала в одной книге, что в Америке одна девушка командовала пароходом. Жаль, что у нас нельзя. Ах как я люблю море! Если я выйду замуж, то непременно за моряка!
— Выходите за меня! — сказал Лихачев, смеясь.
Леля покраснела.
— За вас нельзя, вы мой кузен...
— Какой кузен! Десятая вода на киселе.





стр.28


Источники и примечания


<<< Предыдущая
страница <<<
Вензель нижний.png >>> Следующая
страница >>>


Все тексты и изображения, опубликованные в проектах Крымологии, включая личные страницы участников, могут использоваться кем угодно, для любых целей, кроме запрещенных законодательством Украины.