Покрышкин, Александр Иванович

Материал из Крымологии
Перейти к: навигация, поиск
маршал авиации
Александр Иванович Покрышкин
Александр Иванович Покрышкин.jpg
Период жизни
21 февраля 1913  —  13 ноября 1985
Род войск

авиация

Сражения

Великая Отечественная война

В отставке

член Президиума Верховного Совета СССР

Герой Советского Союза.png Герой Советского Союза.png Герой Советского Союза.png
Орден Ленина.png Орден Ленина.png Орден Ленина.png Орден Ленина.png Орден Ленина.png
Орден Ленина.png Орден Октябрьской Революции.png Орден Красного Знамени.png Орден Красного Знамени.png Орден Красного Знамени.png
Орден Красного Знамени.png Орден Суворова 2 степени.png Орден Отечественной войны 1 степени.png Орден Красной Звезды.png Орден Красной Звезды.png
Орден За службу Родине в Вооружённых Силах СССР 3 степени.png
Медаль За боевые заслуги.png Медаль В ознаменование 100-летия со дня рождения Владимира Ильича Ленина.png Медаль За оборону Кавказа.png Георгиевская лента.png Медаль 20 лет победы в Великой Отечественной войне.png
Медаль 30 лет победы в Великой Отечественной войне.png Медаль 40 лет Победы в Великой Отечественной войне.png Медаль За взятие Берлина.png Медаль За освобождение Праги.png Медаль За доблестный труд в Великой Отечественной войне.png
Медаль Ветеран Вооружённых Сил СССР.png Медаль За укрепление боевого содружества.png Медаль За освоение целинных земель.png Медаль 30 лет Советской Армии и Флота.png Медаль 50 лет Вооружённых Сил СССР.png
Медаль 60 лет Вооружённых Сил СССР.png Медаль В память 800-летия Москвы.png Медаль 40 лет Вооруженных Сил СССР.png Медаль В память 1500-летия Киева.png

Иностранные награды

Орден За воинскую доблесть 3 степени.png Орден Возрождения Польши.png Орден Карла Маркса.png Орден Сухэ-Батора.png Орден Красного Знамени (Монголия).png
Орден Тудора Владимиреску 2 степени.png Орден Тудора Владимиреску 3 степени.png Медаль За выдающиеся заслуги.png
[Сетевой ресурс: www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=356 На сайте «Герои страны»]
Алекса́ндр Ива́нович Покры́шкин (6 (19) марта 1913, Новониколаевск — 13 ноября 1985, Москва) — легендарный советский лётчик-ас, второй по результативности пилот-истребитель среди лётчиков стран Антигитлеровской коалиции во Второй мировой войне. Первый Трижды Герой Советского Союза. Первый и единственный лётчик, трижды удостоенный звания Героя Советского Союза в годы войны. Маршал авиации (1972). Член ВКП(б) с 1942 года.

Биография

Ранняя биография

Покрышкин родился в Новониколаевске (с 1926 года Новосибирск) в семье фабричного рабочего. Несмотря на то, что семья имела ограниченный достаток, и район был не самый благополучный, Покрышкин с детства много времени уделял учёбе.

Увлёкся авиацией в 12 лет, наблюдая полёты первых самолётов. После этого мечта стать лётчиком никогда не покидала его. В 1928 году после окончания семилетней школы он пошёл работать на стройку. В 1930 году, несмотря на протесты отца, он покинул дом и поступил в местное техническое училище, где проучился 18 месяцев. Затем добровольно ушёл в армию и был направлен в авиационную школу. Его мечта, казалось, вот-вот осуществится. К несчастью, профиль училища был внезапно изменён, и учиться пришлось на авиационных механиков. На официальные запросы о переводе на лётное отделение приходил стандартный ответ «Советская авиация нуждается в техниках». Выпустившись в 1933 году из Пермской военно-технической школы (ул. Орджоникидзе, дом 12, на пересечении с Комсомольским проспектом), он быстро рос в должности. В декабре 1934 года стал старшим авиационным механиком 74-й пехотной дивизии. Он оставался в этой должности до ноября 1938 года. Во время этого периода стала выявляться его творческая натура: он предложил несколько улучшений к пулемёту ШКАС и к ряду других элементов вооружения.

В конце концов, Покрышкин добился своего, обманув начальство: во время отпуска зимой 1938 года он прошёл годовую программу гражданского пилота за 17 дней. Это автоматически делало его годным к поступлению в лётную школу[1]. Даже не упаковав чемодан, он сел на поезд.

Выпустился с высшими оценками в 1939 году и в звании старшего лейтенанта был распределён в 55 истребительный полк.

Участие в Великой Отечественной Войне

1941—1943

Он был в Молдавии в июне 1941, близко к границе, и его аэродром подвергся бомбардировке 22 июня, в первый день войны. Его первая воздушная схватка закончилась катастрофой. Он подбил советский самолёт. Это был Су-2 211-го бомбардировочного полка, лёгкий бомбардировщик; его пилот выжил, но штурман Семёнов был убит.

Он одержал свою первую победу над прославленным Bf-109, когда он и его ведомый проводили разведку. 3 июля, одержав ещё несколько побед, он был подбит немецким зенитным орудием за линией фронта и четыре дня пробирался в свою часть. Во время первых недель войны Покрышкин ясно увидел, как устарела советская военная доктрина, и начал понемногу заносить свои идеи в записную книжку. Он аккуратно записывал все детали воздушных боёв, в которых участвовал он и его друзья, и делал детальный анализ. Ему приходилось сражаться в крайне тяжёлых условиях постоянного отступления.

Покрышкин несколько раз был близок к гибели. Пулемётная пуля прошла через его сиденье с правой стороны, повредила плечевой ремень, отрекошетила от левой стороны и поцарапала подбородок, покрыв приборную доску кровью.

Зимой 1941 Покрышкин, управляя МиГ-3, взлетел, несмотря на грязь и дождь после того, как двое других пилотов разбились, пытаясь взлететь. Его задание состояло в том, чтобы определить местонахождение танков фон Клейста, который был остановлен перед городом Шахты и затем был потерян советской разведкой. После того как он, несмотря на кончавшееся топливо и тяжёлые погодные условия, смог вернуться и доложить эту важную информацию, он был награждён Орденом Ленина.

Поздней зимой 1942 его полк был отозван с фронта, чтобы освоить новый тип американского истребителя «P-39N Аэрокобра». Во время тренировок Покрышкин часто расходился во мнениях с новым командиром полка Исаевым, который не принимал критики Покрышкиным советской военной авиадоктрины. Командир сфабриковал дело против Покрышкина в полевом суде, обвинив его в трусости, отсутствии субординации и неподчинении приказам. Однако высшая инстанция оправдала его.

В январе 1943 16-й гвардейский авиаполк был послан за границу, в Иран, чтобы получить новую технику. Полк вернулся на фронт 8 апреля 1943. Во время первого же своего вылета на новом самолёте «Эйркобра» Покрышкин сбил Bf-109. На следующий день 9 апреля он смог подтвердить ещё 2 из 7 сбитых им самолётов. Всего в этот период Покрышкин записал на свой счёт десять сбитых Bf-109. Покрышкин получил своё первое звание Героя Советского Союза 24 апреля 1943, звание майора ему было присвоено в июне.

В 1943 Покрышкин воевал на Кубани против прославленных немецких истребительных авиасоединений. Его новые тактические приёмы для патрулирования воздушного пространства: такие как «скоростные качели», «кубанская этажерка» и использование наземных радаров, а также продвинутая наземная система контроля принесли советским ВВС первую большую победу над люфтваффе.

В большинстве вылетов Покрышкин брал на себя самую трудную задачу — сбить лидера. Как он понял из опыта 1941—1942, подбить лидера значило деморализовать противника и часто этим заставить его вернуться на свой аэродром. Вторую звезду Героя Советского Союза Покрышкин получил 24 августа 1943.

1944—1945

Белл P-39 «Аэрокобра» — самолёт Покрышкина в 1943—1944 годах.

В феврале 1944 Покрышкин получил повышение и предложение небоевой работы — управлять подготовкой новых пилотов. Но он немедленно отверг это предложение и остался в своём старом полку в прежнем звании. Однако, он не летал так много, как раньше. Покрышкин стал знаменитым героем и символом советской пропаганды, поэтому ему не было разрешено много летать из-за опасности потерять его в бою. Вместо полётов он стал уделять больше времени командованию частью, управляя действиями своего полка с командного пункта. В июне 1944 Покрышкин получил звание полковника и принял командование 9-й Гвардейской авиадивизией. 19 августа 1944, после 550 боевых вылетов и 53 официальных побед, Покрышкин был награждён Золотой Звездой Героя Советского Союза в третий раз. Он стал первым трижды Героем Советского Союза в стране[2]. Всего за годы войны Покрышкин совершил 650 вылетов, провел 156 воздушных боев, сбил 59 вражеских самолетов лично и 6 — в группе[3]. Из 65 его официальных побед только 6 были одержаны в последние два года войны. В течении 1941 года Покрышкиным были одержаны еще 15 официальных побед не вошедших в его общий счет. Причиной этому было уничтожение документов штаба истребительного авиаполка при отступлении. Сам Александр Иванович по этому поводу говорил, что эти не посчитанные самолеты все равно пойдут в общий счет Победы. Кроме того, неофициальный список его побед (как и всех пилотов РККА) значительно больше, так как до 1943 года существовала практика засчитывать сбитые самолеты противника только при падении их на территории контролируемой РККА. Сбитые за линией фронта не учитывались. Между тем Покрышкин применял тактику перехвата бомбардировщиков противника на значительном удалении от линии фронта, пока они не соединились с истребителями прикрытия. Также Покрышкин нередко отдавал сбитые им самолеты на счета подчиненных (в основном ведомых), стимулируя их таким образом. Это было достаточно распространенным явлением.

В полку, под командованием А. И. Покрышкина, служили и другие прославленные лётчики, в том числе Герой Советского Союза Н.М. Искрин.

Бортовой номер первой «Эйркобры» был 13, на следующем самолете бортовой был трехзначный, но в качестве позывного непроизносимый, поэтому Покрышкин взял позывной − 100. У его ведомого, Георгия Голубева был номер 55.

Участвовал в параде Победы 1945 года как знаменосец 1-го Украинского фронта.

Послевоенная биография

После войны Покрышкина стали обходить при повышении в звании. Только после смерти Сталина он снова оказался в фаворе и был, наконец, произведён в звание генерал-майора. Однако он никогда не занимал высших постов в авиации. Самым высоким был пост главы ДОСААФ. Покры́шкин снова подвергся остракизму за свою честность и прямоту. Несмотря на сильное давление, он отказался прославлять Брежнева и его роль в битве за Кубань.

Умер Александр Иванович Покрышкин 13 ноября 1985 в возрасте 72 лет. Несколькими годами ранее врачи диагностировали у Покрышкина рак. Болезнь прогрессировала медленно, и состояние здоровья было стабильным, но неоправданное сложное обследование в Кремлевской больнице привело к трагическим последствиям — Александр Иванович потерял сознание и через несколько дней умер.

Покрышкин и Крым

1938-39 год

В 1938 году, поступив в Качинское училище, Покрышкин активно приступил к занятиям. Группа выпуска 1939 года, в которой находился Александр Иванович, была одна из сильнейших за всю историю училища. Из ее состава 20 человек стали героями Советского Союза (2 человека дважды и 1 трижды), 5 генералами и 1 маршалом[4].

Внутренний распорядок на Каче был жесткий, красноармейский. Физзарядка на улице в любую погоду. В столовую курсанты шли строем. Занятия и отдых расписаны по минутам.

Полеты — главный учебный предмет. Кача была избрана для летной школы как наиболее благоприятная по метеорологическим условиям. После полетов — тщательный уход за самолетом, который чистили, мыли с мылом, досуха протирали. Если при проверке инструктор или командир звена находил пылинки, а пыли летом на аэродроме хватало, виновник отстранялся от полетов. Любимым развлечением курсантов в теплые дни было купание в море. Замасленные комбинезоны стирали своим способом — набивали песком и оставляли в волнах прибоя.

Неизбалованному жизнью бывшему технику Покрышкину долгожданная учеба казалась сказкой. Под крылом У-2, УТИ-4, а затем И-16 уходила к горизонту степь, виднелись невысокие Крымские горы.

В двадцати километрах — улицы Севастополя, города русской славы. Малахов курган, форпост легендарной Севастопольской обороны 1854–1855 годов. Херсонес с храмом, где крестился в 988 году святой князь Владимир. Сапун-гора. Силуэты кораблей Черноморского флота в бухтах и на рейде. С тех пор Александр Иванович с особенным уважением относился к морякам, называя их братьями по риску.

Именно эти положения применяет и развивает в годы Великой Отечественной войны Александр Покрышкин. Он изучал Крутеня, в отличие от составителей предвоенных советских инструкций и наставлений для истребителей...

К 20 сентября 1939 года воентехник 2-го ранга А. И. Покрышкин налетал на У-2 40 часов 18 минут — оценка «отлично», на УТИ-4 20 часов 7 минут на «хорошо» и 10 часов 38 минут на И-16 — «отлично». Инструктор младший лейтенант Фатеев дает прекрасную учебно-летную и строевую характеристику:

« «Предан делу партии Ленина — Сталина и социалистической родине. Политически развит хорошо. Много работает над изучением краткого курса истории ВКП(б). Общее развитие хорошее. Дисциплинирован. По теоретической подготовке учится только на хорошо и отлично, имея общий балл 4,8. Личные качества — скромный, инициативный, решительный, в полете сообразителен, вынослив, на всевозможные отклонения в полете реагирует быстро и правильно. Летное дело любит, усваивает быстро и закрепляет хорошо. Летает отлично. Взлет отлично, расчет в большинстве случаев точный, исправляет его своевременно и грамотно. Посадку делает отлично. Осмотрительность в полете хорошая. В зоне задания выполняет быстро и точно. Пилотаж на И-16– «бочки», перевороты через крыло, иммельманы, петли отработаны на отлично, боевые развороты хорошо, штопор — отлично. С товарищами общителен, многим помогает в теоретической подготовке и в общественной жизни активный. В международной обстановке ориентируется хорошо. В комсомольской жизни принимает активное участие, являясь комсоргом звена. Физически развит хорошо, хороший физкультурник.

Выводы по аттестации: Может быть использован в истребительной авиации летчиком на самолете И-16. Достоин присвоения военного звания «Старший лейтенант»[5].

»

С характеристикой и выводами полностью согласны командир звена старший лейтенант Смагин и командир отряда старший лейтенант Воротников. Кажется, все великолепно. Но и сейчас Покрышкин едва не терпит катастрофу. Неслучайно он не стал публиковать еще в своей первой книге «Небо войны» последовательное описание предвоенной биографии... Достаточно в ней того, что не укладывалось в официальные каноны, бередило давнюю боль. Видимо, перед самым выпуском подготовленных на лучших по тому времени истребителях И-16 курсантов проверяли еще раз по соответствующим линиям. На соответствующий запрос пришел ответ из Новосибирска... Сын «лишенца»! Скрывал это несколько лет! В штабе школы, в доме с каменными львами у крыльца, решалась судьба Покрышкина. К счастью, Василию Ивановичу Иванову, командиру школы с 1933 года, удалось спасти будущее одаренного курсанта, которое, должно быть, висело в тот момент на волоске... Летчики отстояли своего собрата.

Александру пришлось вынести мучительное комсомольское собрание. На заседании бюро ВЛКСМ 5-й эскадрильи 1 октября 1939 года была утверждена комсомольская характеристика, где сказано, что Покрышкин

« «проявил себя как активный политически развитый комсомолец», который «к работе относится добросовестно, с большим желанием». Вместе с этим «перед окончанием школы низовая комсомольская организация вынесла союзное взыскание, строгий выговор за неоткровенность перед комсомольской организацией, выразившуюся в сокрытии социального прошлого родителей. Бюро ВЛКСМ 5 эск. решение низовой комсомольской организации утверждено». »

Затем в летно-строевой аттестации появляется еще несколько строк, подписанных командиром эскадрильи капитаном Сидоровым и военным комиссаром эскадрильи старшим политруком Степановым:

« «С характеристикой на т. Покрышкина согласен. Т. Покрышкин допустил нечестность, скрывал социальное прошлое родителей (занимавшихся торговлей), что установлено только в конце сентября месяца. Может быть использован в истребительной авиации в должности летчика на самолете И-16. С присвоением звания лейтенант». »

И в самые последние дни на Каче Покрышкину пришлось еще раз побороться за мечту. Александр Иванович вспоминал:

« «Нам, моим друзьям — Мосягину, Лысенко, Гаврилову — и мне, предложили остаться в школе на должностях инструкторов. Мы понимали, что наше умение грамотно летать, наша выучка очень необходимы школе, ее новому пополнению. Но давняя мечта — стать боевым летчиком звала к заветной цели. Нам так трудно далась первая победа — поступление в школу, мы ее достигли, на отлично окончили учебу. И вот снова препятствие на избранном пути.

Направляемся к начальнику школы комбригу В.И. Иванову. Мы любили этого полного, подвижного, энергичного, прекрасно знавшего авиацию комбрига. Он, в прошлом артист-певец, образованный, подчеркнуто интеллигентный в обхождении с подчиненными, очень внимательно выслушал нас. - Хорошо. Давайте тогда все поступим так, как вы — оставим Качу и отправимся на Халхин-Гол. Прекратим занятия и уедем. Я тоже хочу летать, хочу сражаться с врагом.

Мы молчали, посматривая один на одного.

- Какие из нас инструктора, товарищ комбриг? — начал прибедняться Лысенко.

- Это уже наша компетенция определять ваши деловые качества. Идите, оформляйтесь на должность инструкторов! — Комбригу уже изменяло терпение.

И тут мы, перемигнувшись, пошли на последний риск. Заговорил, как и условились, Лысенко:

- Мы, товарищ комбриг, от вашего кабинета не уйдем, пока не получим направление в части.

- Как так не уйдете?

- Ляжем под дверью и будем лежать.

- Столько мечтали, товарищ комбриг, о назначении в боевой полк, и вот.

- Ну, идите, ложитесь под дверью. Хочу посмотреть на вас, лежащих, — комбриг еле заметно улыбнулся.

Но Лысенко и впрямь готов был исполнить свое намерение. Он уже обернулся кругом и направился к выходу. И тут комбрига взорвало. Загремел его могучий голос, строгостью сверкнули глаза.

- Уезжайте! Мне такие инструктора не нужны! Но имейте в виду, что в жизни не все можно достичь упрямством. К нему еще нужно много других деловых качеств.

Он хорошо отчитал нас, а на прощанье пожелал счастья и удачи в боевой жизни».

»

А.И. Покрышкин стал одним из 826 истребителей, выпущенных на Каче в 1939-м. 22 декабря Покрышкину вместе с назначением на должность младшего летчика в 55-й истребительный авиационный полк присвоено звание — старший лейтенант. За семь с половиной лет службы он достиг довольно скромного командирского звания.

1944 год

Во время подготовки операции в Крыму, полк Покрышкина (Покрышкин временно исполнял обязанности комполка) был перебазирован в район Большого Токмака, в поселок Розовку. В Розовке, в сложной воздушной обстановке, Покрышкин посылал на боевые задания в районы реки Молочной и Приазовья по восемь-десять самолетов в группе.

Приготовления 4-го Украинского фронта к прорыву вражеской обороны на реке Молочной, в районе Большого Токмака заставили противника сосредоточить здесь и свои войска. Освобождение Мелитополя, крупного узла вражеской обороны, ввод в прорыв подвижной группы в составе механизированного и кавалерийского корпусов привели к прорыву обороны. Советские части стремительно наступали в направлении Крыма. Наступающие соединения освободили Херсон, отрезали крымскую группировку противника с суши, захватили плацдарм за Сивашом. Началась подготовка к освобождению Крыма от немецко-фашистских захватчиков.

Дивизия, прикрывая подвижную группу фронта, сосредоточилась на полевых аэродромах южнее Каховки. Двадцать шестую годовщину Октябрьской революции полк Покрышкина отметил, базируясь в Аскании-Нова.

Из воспоминаний Покрышкина:

« Вскоре после праздника в нашу часть прибыл командующий 8-й воздушной армией известный герой летчик-доброволец, воевавший в Испании, Тимофей Тимофеевич Хрюкин. Заслушав мой доклад о состоянии полка, о готовности его к активным действиям, генерал поставил задачу:

— На ваш полк возлагается прикрытие плацдарма на Сиваше и переправ армии Крейзера, сосредоточиваемой для освобождения Крыма. Условия там очень сложные. Мостовых переправ мало. Многие стрелковые части переправляются вброд, а вода сейчас страшно холодная. Надо сделать все, чтобы не допустить бомбежку наших войск. Подумайте, как успешно решить эту задачу, доложите мне. — Товарищ командующий, мы обдумали этот вопрос. Я готов сейчас вам доложить. — Да?.. Слушаю. — Немедленно прикрыть переправы и отразить налеты можно лишь одновременным вводом в бой основных сил или всего полка, не расходуя их на барражирование мелкими группами с рассвета до темноты. Полк надо держать в кулаке до боя и наносить мощный удар. До обнаружения противника эскадрильи находятся на дежурстве, в готовности к немедленному вылету по тревоге. Этот метод возможен только при наличии локатора и радиостанции в моем распоряжении и одобрении таких действий штабом дивизии. При этих условиях полк успешно выполнит задачу, которую вы поставили.

»

Через два дня у КП полка радисты развернули локатор РУС-2. Планшет обстановки был вынесен в комнату командования. Эскадрилья Федорова перелетела на полевой аэродром. Это была засада у самого берега Сиваша. Ее задачей было дежурить звеньями для вылета "по-зрячему" или по команде с КП полка. Две эскадрильи, по восемь самолетов каждая, выполняли попеременно дежурство в первой и второй готовности на аэродроме в Аскании-Нова.

В первый же день прикрытия переправы новым методом локатор выдал засечки сбора группы вражеских бомбардировщиков над Джанкоем.

Федорову на аэродром засады была дана команда по телефону на подъем дежурного звена. Через некоторое время стали известны подробности этого боя. Атакуя последовательно три девятки Ю-87 и сопровождавших "мессершмиттов", летчики полка сбили семь бомбардировщиков и один Ме-109, заставили противника сбросить бомбы над территорией своих войск. В этом бою отличились Клубов и Жердев, сбившие по два бомбардировщика.

К вечеру вылетела на "свободную охоту" четверка Жердева. Предупрежденная с КП о появлении противника, она еще до подхода усиления с аэродрома встретила две девятки Ю-87 под прикрытием шести Ме-109 и вступила в бой. Пара Жердева атаковала бомбардировщиков и сбила ведущего. Несмотря на то, что наши истребители были сразу скованы "мессершмиттами", бомбардировщики сбросили груз, не доходя до переправы, и развернулись на юг. Прикрывая пару Жердева, Чистов и Самсонов сбили двух Ме-109. Но противник продолжал попытки прорваться к переправам, меняя тактику, способы. Вражеские группы стали подходить к цели на малой высоте. Их трудно было обнаружить локатором. Это приводило к запаздыванию вылетов на перехват с аэродрома Аскания-Нова. В этих случаях отражение налета возлагалось на летчиков, сидевших в засаде у Сиваша.

Из воспоминаний Покрышкина:

« Как-то мое дежурство в первой готовности совпало с очередным налетом противника. Взлетев по команде с КП, мы восьмеркой направились на Сиваш. Из-за небольшой на первый взгляд неточности выданного нам расчетного курса мы вышли в бок группы противника. А на переправу шло тридцать бомбардировщиков. Не имея времени для выхода в заднюю полусферу группы, решительно нанесли атаку сбоку.

Вот в прицеле — правый крайний в пеленге. Очередь — и Ю-87 вспыхнул. Падая, он развалился на куски. Вся наша группа навалилась на остальных. Сбрасывая в Сиваш бомбы, самолеты врага поспешно разворачивались на юг и уходили от наших атак. Гнаться за ними было нельзя, ибо с КП сообщили о подходе новой группы. По-видимому, узнав об участи своих предшественников, бомбардировщики не пошли на Сиваш, а развернулись на свой аэродром. В этом бою мы сбили семь "юнкерсов", не считая подбитых и севших вынужденно недалеко от места боя. Однажды противник тремя девятками Ю-87 предпринял налет поздно вечером, уже в сумерках. Вылетевшая по тревоге дежурная эскадрилья под командованием Павла Еремина разгромила группу бомбардировщиков над Сивашом, сбив одиннадцать машин! За этот бой наземное командование прислало благодарность летчикам эскадрильи.

Осенняя погода с низкой облачностью и туманами все более ограничивала полеты и вражеской авиации, и наших истребителей. В такие дни групповых налетов стало меньше, лишь иногда в районе Сиваша появлялись одиночные бомбардировщики или пары "мессершмиттов". На перехват их вылетали наиболее опытные летчики, как правило, парами, ведя поиск самостоятельно, или их наводили на цель с передовых пунктов управления. Сравнительно спокойная обстановка над переправами в связи с плохими погодными условиями позволила мне начать полеты на "свободную охоту" на воздушных коммуникациях противника между Крымом и Одессой. Об этих полетах я мечтал еще на Кубани, возил за собой подвесные баки для горючего, надеясь, что они обеспечат перехват целей на большой дальности над Черным морем.

»

В последующие дни, когда погода в районе Сиваша исключила действия вражеской авиации, Покрышкину удалось два раза вылететь на "охоту" над Черным морем. И каждый раз удалось сбить с первой атаки по самолету. Однако руководство дивизии не одобрило эти вылеты, считая их опасными, малоэффективными. Тем не менее Покрышкин совершил еще несколько полетов в сторону Крыма, сбив один Юнкерс. После этого был получен окончательный запрет на полеты над Черным морем.

1948 год

В лагере Лазурный (Артек)на протяжении месяца жил трижды Герой Советского Союза А. Покрышкин, почетный пионер-артековец[6].

Из воспоминаний жены Покрышкина:

« «В марте 1948 года Александр Иванович раньше всех слушателей Академии имени Фрунзе написал дипломную работу, и начальник Академии, узнав об этом, решил дать ему месяц внеочередного отпуска. Так мы с детьми оказались в Крыму, в «Артеке», где директором был наш хороший знакомый, сибиряк Борис Александрович Овчуков.

На юге было уже тепло, начинало цвести. Все прекрасно, настроение отличное. В местной прессе появилось сообщение, что в Крыму отдыхает знаменитый летчик Покрышкин. И тут Овчуков сказал, что нас приглашает в гости директор известного винодельческого объединения «Массандра». Александр Иванович говорит: «А что, можно поехать посмотреть, как делается вино, эти подвалы». И мы поехали, это недалеко от «Артека». Нас провели по подвалам, где поражали бутылки коллекционного вина петровского времени. Мы узнали, что в годы войны 200 тысяч бутылок коллекционного вина были вывезены в тыл, а современное вино выливали потоком в Черное море. Из этого винного ручья упивались и наши, и немцы.

Потом директор «Массандры» пригласил нас в большую комнату. Спинки стульев в виде бочек, бокалы — бочонки. Наш приезд совпал с днем рождения Александра Ивановича, 6 марта. Стол уже накрыт, принесли бутылку мадеры 35-летней давности. И Александру Ивановичу — 35 лет. Еле-еле открыли бутылку, длинная пробка была изъедена шашелем. Эту пробку я так и храню с тех пор.

И вот мы сидим, дегустируем прекрасное вино. Вдруг рывком распахивается дверь, и в комнату входит молодой человек — кавказец, красивый, представительный, в дипломатической серой шинели нараспашку. Видно было, что он здесь не в первый раз, со всеми он поздоровался кивком головы. И направился прямо к Александру Ивановичу, который был в военной форме, в кителе, со Звездами. Неожиданный гость протягивает руку и говорит: «Здравствуй, Александр Иванович! Я сын Лаврентия Павловича Берия». Муж ответил: «Очень приятно. Здравствуйте. Присаживайтесь, пожалуйста. У меня как раз день рождения. Пробуем вино моего возраста». Тот присел. Продолжался непринужденный разговор о разном. Потом директор принес книгу отзывов, где расписались многие знаменитости, включая Черчилля. Всех развеселила запись поэтессы Веры Инбер: «До «токая» я была такая, а после «токая» я не такая».

И вдруг сын Берия задает такой вопрос: «Александр Иванович, скажи, пожалуйста, вот как ты считаешь. Василия Иосифовича Сталина назначили на такую большую должность командующего Московским округом ВВС. Справится он или нет?» А мой «ортодокс» из-за угла не привык ходить, все напрямую, и говорит: «Если вас интересует мое мнение, то я могу его вам высказать». — «Пожалуйста, мне очень интересно». — «Чтобы командовать таким округом, надо иметь академическое образование и опыт работы. А у него их нет».

Что со мной было... Я чуть не сползла под стол. Потом как-то успокоилась. Разговор продолжался на какую-то тему... Я молчала. Только когда мы сели в машину, у меня ручьем полились слезы. «Саша, что ты делаешь?! Что ты говоришь? Ты думаешь — кому ты говоришь?! Не более чем через полчаса это все будет известно в Москве, доложено Василию». А ровно за месяц до этого Василий Сталин приглашал Александра Ивановича к себе в штаб... И у нас есть основания думать, что сын Берия рассказал о разговоре Василию.

Тогда в машине я говорила Александру Ивановичу, что «они тебя сотрут в порошок и развеют по ветру. А заодно и меня с твоими детьми...». На что муж отвечал: «Ну что ты волнуешься? Успокойся. Ему же никто правды не скажет. А я вот сказал то, что я о нем думаю». Честно говоря, года полтора потом я была, как говорят в авиации, «на трясучем режиме». Звонок в дверь или телефон — меня трясло. Одно имя — Берия — всем внушало в те годы страх. Боялась, что приедут и увезут мужа. Вот такая была встреча».

»

Разные годы

В 1962 году в сакском санатории Министерства обороны лечился прославленный летчик, трижды Герой Советского Союза А.И. Покрышкин[7].

В разные годы Покрышкин отдыхал в санаториях "Фрунзенское" и "Крым".

Награды

Награждён орденами:

медалями:

  • «За боевые заслуги» (3.11.1944);
  • «За оборону Кавказа» (1.05.1944);
  • «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.» (9.05.1945);
  • «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.» (6.06.1945);
  • «За освобождение Праги» (9.06.1945);
  • «За взятие Берлина» (9.06.1945);
  • «XXX лет Советской Армии и Флота» (22.02.1948);
  • «В память 800-летия Москвы» (7.04.1951);
  • «40 лет Вооруженных Сил СССР» (18.12.1957);
  • «За освоение целинных земель» (5.11.1964);
  • «Двадцать лет Победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.» (7.05.1965);
  • «50 лет Вооруженных Сил СССР» (26.12.1967);
  • «За воинскую доблесть. В ознаменование 100-летия со дня рождения Владимира Ильича Ленина» (20.04.1970);
  • «Тридцать лет Победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.» (25.04.1975);
  • «60 лет Вооруженных Сил СССР» (28.01.1978);
  • «За укрепление боевого содружества» (31.05.1980);
  • «В память 1500-летия Киева» (17.05.1982); «Ветеран Вооруженных Сил СССР» (30.04.1984);
  • «Сорок лет Победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.» (12.04.1985);

Иностранными наградами:

  • медалью United States Army Distinguished Service Medal («За выдающиеся заслуги» Армии Соединенных Штатов Америки, 1943 (согласно некоторым источникам — медаль «За отличную службу»);
  • орденом «Народная Республика Болгария» 1 степени (НРБ)
  • орденами Тудора Владимиреску 2-й и 3-й степени (СРР);
  • орденом Карла Маркса (ГДР);
  • Кавалер ордена «Виртути Милитари» (ПНР);
  • Кавалер ордена «Возрождение Польши» (ПНР);
  • орденом Сухэ Батора (МНР);
  • орденом Красного Знамени (МНР);

а также медалями Вьетнама, Кубы, Болгарии, ГДР, ЧССР.

Почётный гражданин городов: Мариуполь, Новосибирск, Бельцы, и др.

Память

  • его именем названа малая планета № 3348, открытая советским астрономом Н.С. Черных.

Художественные произведения

  • Роман: Евгений Полищук Ахтунг! Ахтунг! В небе Покрышкин! Яуза, Эксмо 2009 978-5-699-32001-1
  • Песня: Глеб Самойлов — Покрышкин
  • Песня: группа «Русский размер», альбом «Мяу» — «В небе Покрышкин»

Фильмы, телевизионные передачи

  • Документальный фильм «Александр Покрышкин». Режиссер: А.А. Гендельштейн Центральная ордена Красного Знамени студия документальный фильмов, 1945 год.
  • Документальный фильм «[Сетевой ресурс: www.youtube.com/watch?v=CQo4xiJk9ms Александр Покрышкин]». Режиссер: Демин Д. Творческое объединение «Экран». Гостелерадио СССР, 1985 год.

Интересные факты

  • В его честь назвали одну из станций метро в Новосибирске
  • Во многих источниках указывается что «Покрышкин за всю войну не потерял ни одного ведомого». В действительности это не так. В своих мемуарах Покрышкин описывает вылет, состоявшийся 10 апреля 1943 года, в котором его ведомым был гвардии младший лейтенант Александр Федорович Голубев. В этом вылете Голубев погиб: "А вот что случилось с Голубевым? Можно было только догадываться. Вероятнее всего, ведомый, увлечённый атакой по бомбардировщикам, не заметил моего энергичного разворота на выручку пары из звена Паскеева, оторвался от меня или продолжал атаки по Ю-88. В этом случае его могли прихватить «мессершмитты». (…) «А вот как погиб Саша Голубев, опытный лётчик, осталось неизвестным.» Ещё один случай потери ведомого: «…Меня ещё не успели предупредить, и я взлетел с Шияном. „Чайки“ уже скрылись из поля видимости. Не зная об изменении их задания, я пошёл на север. В районе Котовска мы встретились с парой МЕ-109, с которыми завязали бой. Когда я атаковывал одного МЕ-109, другой атаковал Шияна. Он, сделав переворот, не учёл высоту и вмазал в трубу кирпичного завода и погиб. Я при атаке подбил одного МЕ-109, но второй, атаковав меня, сорвал мою атаку по добитию первого, который сумел скрыться в северном направлении на тёмном фоне земли. После этого и второй также вышел из боя, используя темноту. В этом бою я подбил 1 МЕ-109 и потерял ведомого.» [8]
  • Книгу «Небо войны» главком ВВС Сирии перевёл и издал за собственные деньги на арабском языке. Арабские лётчики в современной арабо-израильской войне на практике использовали тактику воздушного боя, разработанную Покрышкиным.

Примечания

Ссылки

  • [Сетевой ресурс: novodevichye.com/pokryshkin/ Могила А. И. Покрышкина]
  • [Сетевой ресурс: www.airwar.ru/history/aces/ace2ww/pilots/pokrishk.html Покрышкин Александр Иванович]
  • [Сетевой ресурс: wwii-soldat.narod.ru/LEGEND/ARTICLES/pokryshkin_ai.htm ПОКРЫШКИН Александр Иванович (биография)]


Все тексты и изображения, опубликованные в проектах Крымологии, включая личные страницы участников, могут использоваться кем угодно, для любых целей, кроме запрещенных законодательством Украины.