Сумароков, Павел Иванович

Материал из Крымологии
Перейти к: навигация, поиск
Павел Иванович Сумароков
Период жизни
 1767  —   1846
Род деятельности

писатель, сенатор, член российской академии

Павел Иванович Сумароков (1767—1846 гг.) — писатель, сенатор и член российской академии.

Биография

Известно, что в молодости он служил гвардейским офицером, но рано вышел в отставку, посвятив себя государственной и литературной деятельности. Занимал видное место в высшем обществе, был членом Сената. Не случайно правительство решило направить его судьей в Крым, а в начале XIX века - гражданским губернатором Витебска.

Пользовался известностью как действительный член Российской Академии наук. В более зрелые годы прославился как создатель очерков «Об царствовании Екатерины Великой», «Черты Екатерины Великой», драмы «Марфа-посадница», комедии «Модник», «Зеленый корсет», «Прогулка за границу» и др.

Павел Иванович Сумароков, первооткрыватель земли крымской[1], 200 лет назад, чтобы привлечь внимание соотечественников к уникальному методу врачевания, принимал в Саках грязевые ванны, а затем опубликовал свои наблюдения в книгах «Путешествие по Крыму и Бесарабии в 1799г.» и «Досуги Крымского судьи, или Второе путешествие в Тавриду», дополнив гравюрами Колпачникова, Есеева, Казачинского с видами природы, сценами из народного быта и картами Крыма.

Путешествие по Тавриде и Крыму

В 1799 году Павел Сумароков, совершая путешествие по Тавриде, вел творческий дневник. Это сочинение он посвятил племяннице Г.А. Потемкина Варваре Васильевне Голициной, благодаря стараниям которой книга «Путешествие по Крыму и Бесарабии» была напечатана уже в следующем году. Это было первое опубликованное произведение начинающего писателя. На полуострове не было такого уголка, куда бы не проник путешественник, хотя делать это было порой нелегко и опасно. Человека, живущего в северном городе Петербурге, где краски природы и архитектуры сдержаны, поразило буйство и разнообразие растительности Крыма:

« «Здесь природа себя не пощадила: она хотела блеснуть мастерскою рукою, показать, что искусство есть слабой ея подражатель... Все придуманные пейзажи суть ничто в сравнении с сими райскими местами. Тут везде зрение услаждается, сердце ощущает удовольствие, и душа, исполненная восторга, парит... Одним словом, слаба кисть, недостаточно перо, чтобы изобразить хоть мало оные красы». »

При посещении Севастополя (бухта Ахтиар), Перекопа (Ор-Капу), Феодосии (Кафа), Симферополя (Ак-Мечеть), Белогорска (Карасубазар), Евпатории (Гезлёв) и Сак Павел Иванович с интересом осмотрел Георгиевский монастырь, греческие, армянские, католические храмы и мусульманские мечети. Его поразили многоликие и шумные базары, обстоятельно построенные купеческие, мещанские и поповские дома, в то же время примитивные военные крепости и казармы да бедняцкие лачужки.

Он встречался с известными людьми Крыма - ученым Петром Палласом, вице-адмиралом Вильсоном, командующим Черноморским флотом Ф.Ф. Ушаковым.

Гуманист и широко образованный писатель повествовал об увиденном объективно, с уважением:

« «Разные народы, разные обычаи! Что одному кажется смешным, в том другой важность обретает... Всякий ищет познать своего творца... Сколько стран, столько и обыкновений... У людей разные обычаи, но все они дети единого Бога».

»

Вскоре после увлекательной поездки в полуденный край П. Сумароков стал чиновником министерства юстиции России, а в 1802г. прибыл в Крым блюстителем Закона. Более глубокое знакомство с полуостровом дало возможность ему подготовить другую книгу - «Досуги крымского судьи, или Второе путешествие в Тавриду».

К должности судьи Павел Иванович относился с большой нравственной ответственностью, считал её священной и был уверен, что творить добро - не только долг человека, но и источник его собственной радости, так как «добро редко остается без должной мзды». Как и ранее, в «Досугах» Павел Сумароков восхищается природой Крыма, называя его «Эдемским краем», и рассуждает о том, что праздный и суетный мир с роскошью, богатством и почестями не является гарантией счастья, порой для умиротворения и спокойствия достаточно иметь небольшой домик, близких людей, а окружающая природа равняет богатых и бедных. Сакское озеро - кладовая сокровищ

Изучив историю, природу, климат полуострова в «Путешествии по Крыму и Бесарабии», П .Сумароков назвал Тавриду «кладовой сокровищ». Это он отнес и к Сакскому лечебному озеру:

« «...озеро Сак близ деревни сего же имени, которое достойно того, чтобы о нем сообщить, имеет чудесное действие подавать скорое исцеление от многих болезней». »

Он подробно рассказывает о методе врачевания. На берегу, в тихом месте, в минеральном иле, прогретом солнцем, выкапывали ямы, в них зарывали больных по самую шею, над головой устраивали небольшой шатер. Сила минеральной грязи быстро приносила облегчение страждущим. Поэтому, считает автор, обитающие в здешних окрестностях крымцы стекались издавна толпами к этому спасительному месту, а возвращаясь в свои дома, «прославляли премудрость Провидения».

« «Были примеры, - пишет путешественник, - что единожды и дважды употребленное сие средство освобождало от жестоких и продолжительных болезней без всяких потом последствий. Сожалительно, что оное остается малоизвестным, а важность оного заслуживает всяких над ним изысканий». »

Павел Иванович искренне хотел привлечь внимание россиян к уникальному Сакскому лечебному озеру, поэтому он указывает удобное для принятия процедур время - с 20 июня по 1 сентября, приводит фамилии, звания и адреса исцелившихся, чтобы желающие могли с ними списаться, уточнить тонкости и особенности лечения.

« «Статская советница Елизавета Сергеевна Нотра страдала 7 лет мучительными ревматизмами... все лекарства врачей нимало не помогли, сидела один раз и вылечилась. Живет в Ак-Мечети.

Павел Иванович Сарандополо более трех лет имел великую простуду и лом в руке, сидел один раз и вылечился, живет в Гезлёве».

»

Во второй книге «Досуги крымского судьи» сакскому методу исцеления минеральным илом П. Сумароков посвятил четыре страницы дневника, озаглавив их «Лечебная грязь», а художник Колпачников создал гравюру «Лежание в грязи».

Чтобы быть более убедительным и поправить свое здоровье, автор решил на себе опробовать метод здешнего врачевания. Живя в Симферополе, Павел Иванович подобрал охочего до таких экспериментов товарища, и они ночью, при лунном свете отправились в деревню Саки. Утром подъехали к частной лечебнице, где их встретил аптекарь и, предложив отдохнуть, устроил диван из подушек, а сам отправился на озеро готовить для них ванну

« «... Часа через полтора явился наш Ескулап, подвезли арбу, мы накинули на себя плащи, влезли в тот подвижной чулан, поклали тазы, белье и поехали к озеру, в версте от селения отстоящему.

Прибыв к озеру, мы, босоногие, шествовали по вязкой тине сажень пятьдесят (примерно 100,7 м) и достигли выкопанных в грязи могил с устроенными с северной стороны для защиты шалашами».

»

На Павла Сумарокова необычная процедура лечения произвела яркое впечатление. Он повествует о ней вначале с юмором: о том, как лежа всею длиной тела без движений в особой яме, под бугром накинутой грязи, когда только одна голова оставалась на свободе, а татарин, сидящий рядом, подкидывал свежую грязь и поливал их сверху озерной водой, будто пашню. А его товарищ, находясь по самую шею в минеральном иле, еще попросил приткнуть к его губам трубку, и табачный дым в солнечный безветренный день струйкой подымался вверх.

Но затем к автору приходят мрачные мысли, которые, я думаю, посещали каждого, оказавшегося впервые под слоем минеральной грязи:

« «Мы уподобились тогда мертвецам, прислуживающие нам походили на родственников, творящих поминовение, недоставало только надгробных камней и эпитафий... Наступит то мгновение, что хладная земля овладеет бренным моим составом... и крапива с полынью порастет по следам моего праха». »

По окончании лечебной процедуры настроение у писателя улучшилось:

« «Наконец через два часа последовало наше восстание, и мы воскресли... в виде уже негров, но лекарь татарин, желая непременно удержать общую систему, посадил нас на камень и посредством вылитых на нас ведер поставил нас набело». Далее Павел Иванович шутил, вспоминая народную пословицу о том, что «не всякого кобеля... отмоешь добела». »

По возвращении в дом хозяин угощал пациентов плавающей в масле яичницей и пирогами. Отдохнув, Сумароков и его товарищ отправились по песчаной косе в Гезлёв (Евпаторию).

Таврическое земство, видя, что Сакское соленое озеро - дар Божий, пригласило в 1807 г. французского химика Феликса де Серра, который, изучив свойства сакской грязи, определил её лечебный состав, а в 1814 г. инспектор губернской Врачебной управы, доктор Э.Ланга сделал описание свойств грязи, дал первые рекомендации пользования ими, перечислил болезни, от которых она помогает излечиться. Это были первые шаги по созданию Сакского курорта.

Его труды о Крыме

Примечания



Все тексты и изображения, опубликованные в проектах Крымологии, включая личные страницы участников, могут использоваться кем угодно, для любых целей, кроме запрещенных законодательством Украины.