Генеральная уборка офисов и помещений в самаре.

Феодальные княжества в Крыму

Материал из Крымологии
Перейти к: навигация, поиск
А.Л. Якобсон
«Крым в Средние Века»
Глава 5 ФЕОДАЛЬНЫЕ КНЯЖЕСТВА В КРЫМУ (XIV — XV ВВ.)


С татарским завоеванием началась новая полоса в истории Крыма. Вышедшие в начале XIII века из глубин Азии монголо-татары с невиданной быстротой покорили Китай, Среднюю Азию, Персию, затем Северный Кавказ, приволжские и донские степи и основали на захваченной ими территории могущественное государство — Улус Джучи (т. е. государство Джучи — сына Чингисхана), или, как его называли русские,— Золотую Орду. В течение XIII века татарская гроза, «как туча, которую гнал ветер» (слова современника), все больше и больше приближалась к Крыму: за первым разгромом Судака в 1223 году вскоре последовали другие набеги на Крым, пока древняя Таврика не стала татарским уделом.

Некоторое число татар тогда же, т. е. в первой половине XIII в., осело в Судаке и прижилось там, усвоив местную греческую культуру, а многие из них даже приняли христианство. Да и зависимость от татар на первых порах, видимо, еще слабо ощущалась и выражалась лишь в дани, которую местные правители (севасты) регулярно отвозили Батыю. Совершив набег, татары уходили, население возвращалось и город оживал. Об этом рассказывает современник — арабский писатель Ибн-ал-Асир. И только в 1299 году смерчем пронесшиеся по Крыму орды Ногая полностью сокрушили Судак. Картина полного развала предстала перед глазами посетившего его в 1333 году Ибн-Батуты 1.

В XIV веке в восточном (около Судака) и юго-западном районах Крыма появились первые феодальные поместья полуоседлой татарской знати (беев и мурз), получившие, судя по жалованным грамотам (тарханным ярлыкам), различные льготы, привилегии и иммунитет. В хозяйстве их, несомненно, использовался труд рабов-пленников, но основным объектом эксплуатации со стороны татарских феодалов стало подвластное им греческое или огреченное земледельческое население. Татары обложили его многочисленными податями и всевозможными повинностями, в том числе денежными: население обязано было вносить «повинность с виноградников... амбарные пошлины, плату за гумно, ясак с арыков, собираемый с подданных по раскладке, и подать и расходы, называемые каланом» (это подать вообще с обрабатываемых земельных участков), не считая натуральных повинностей (поставлять подводы, предоставлять постой и корм во время постоя) и чрезвычайных поборов и налогов. Все это шло обладателю ярлыка, т. е. тархану 2.

В XIV веке из среды татар начал выделяться городской элемент, сосредоточившийся неподалеку от Судака — в Солхате, где обосновалась и татарская администрация 3. Солхат (ныне г. Старый Крым), расположенный в 23 км западнее Феодосии, в широкой долине у подножия горы Агармыш, возник еще в античную эпоху, а в XIII веке здесь уже существовала большая армянская колония (Солхат или Сурхат — искаженные армянские слова Сурб-хач — святой крест). Армяне начали селиться здесь, вероятно, со времени тюркско-сельджукского нашествия на Армению во второй половине XI века Они продолжали переселяться в Крым и в XII веке. Особенно усилилась их эмиграция в XIII веке, когда в Армению нагрянули полчища монголов, громившие ее цветущие города и села. Эмиграция армян направилась, с одной стороны, в Киликию (юг Малой Азии), где еще в XI в. возникло самостоятельное армянское княжество, с другой стороны — в Крым, где первое время они сосредоточивались именно в Солхате. В начале XIV веке армяне начали заселять и Кафу.

Маленький Солхат на редкость быстро, уже в начале XIV века, превратился в относительно большой торговый и ремесленный город и стал на некоторое время одним из наиболее важных центров экономической жизни Крыма, а вместе с тем и политическим центром татарского владычества. Татары дали этому городу название Крым, распространившееся впоследствии на весь полуостров. Арабский писатель начала XIV в. (Абу-л-Феда) называл Солхат «столицей Крыма».

Своим возвышением Солхат был обязан быстро разраставшейся торговле между Западной Европой и Азией. Торговля эта в значительной степени шла тогда через порты Крыма — Кафу и Солдайю, откуда караваны направлялись к Астрахани, затем к золотоордынскому городу на Волге — Сараю-Бату, оттуда в Среднюю Азию и на Дальний Восток. В конце XIII и в первой половине XIV в. этот путь шел через Солхат, сюда съезжались и здесь вели оживленный торг мусульманские купцы из Средней Азии и Персии, привозившие кожи, шелк, пряности; приезжали русские гости с дорогими мехами, аланские купцы и итальянцы, скупавшие эти товары для вывоза в Западную Европу и сбывавшие здесь свои товары. Бойкая торговля в Солхате умножила богатство его владетелей и способствовала его росту. По сообщению одного арабского писателя того времени, город «населяли люди разных наций, как-то: кипчаки (т. е. половцы), русские, аланы» 4, армяне и, конечно, татары, о чем свидетельствуют старые надгробия с их именами.

В XIV в. Солхат был окружен крепостными стенами (их еще видели путешественники конца XVIII в.). Вблизи въезда в город находился караван-сарай в виде огромного пятиугольника площадью 2500 м² с порталом, богато украшенным резьбой. Он вел во внутренний двор с глиняным водопроводом; здесь вдоль степ шли легкие галереи на деревянных столбах, разделенные на отдельные комнатки для постояльцев. Под галереями складывали товар. Архитектурный тип такого караван-сарая был выработан, по всей вероятности, в Армении; уже в XII— XIII вв. он получил широкое распространение в сельджукской Малой Азии, где известно немало таких караван-сараев; оттуда во вполне сложившемся виде эта форма общественных зданий была перенесена в Солхат.

В Солхате выросло и свое ремесленное производство, особенно гончарное. В частности, высокого уровня достигло изготовление художественной поливной посуды с украшением врезной линией, ярко расцвеченной, и с росписью ангобом (т. е. раствором белой глины). Посуда эта часто встречается при раскопках в Солхате. Найдены и небольшие гончарные печи, где она обжигалась. В этих цветистых чашах и блюдах отражена давняя традиция, известная нам по керамике XIII в. в Херсоне. Налицо несомненная преемственность. В Солхате эта традиция получила дальнейшее развитие.

Солхат славился своими монументальными постройками. На фоне домов городского люда выделялись дворец ханов, который в конце XVIII в. еще видел ученый путешественник Паллас, и множество мечетей. В 1287— 1288 гг. египетский султан Бейбарс послал 2000 динаров «для постройки мечети в Крыме».

Из трех сохранившихся в городе мечетей особенно интересна одна, построенная при хане Узбеке в 1314 г. Она очень проста по своим формам. Это базилика, обращенная к югу, с тремя парами столбов, продольно соединенных арками, и с деревянным двухскатным перекрытием. К мечети с южной стороны примыкает медресе — высшая мусульманская школа. Обширная квадратная постройка имела внутри большой вымощенный двор, куда вел торжественный портал с богатой резьбой (мы его знаем по акварели конца XVIII в.). Во двор обращены три широкие сводчатые ниши, соединенные цепочкой аркад, за которыми скрывались маленькие помещения для занятий. Здесь изучали коран, а в связи с этим — арабский язык; занимались законоведением, представлявшим собой дальнейшее развитие моральных предписаний корана; изучали риторику, логику, философию, арифметику и астрономию, применявшиеся все в той же религиозной сфере — они нужны были для понимания мусульманского календаря, для определения времени молитв и для других обрядов.

В здание медресе было включено небольшое дюрбе (мавзолей) с мраморным надгробием, украшенным тонко вырезанным орнаментом с позолотой.

Архитектура солхатской мечети-медресе также ведет нас в сельджукскую Малую Азию, где хорошо представлена композиция такого рода зданий. Малоазийским образцам в Солхате следовали неотступно и лишь упрощали их. Очень вероятно и прямое участие в татарском монументальном строительстве заморских зодчих. Надо сказать, что сами татары, тогдашние кочевники, так и не создали своей монументальной архитектуры; они заимствовали ее из Малой Азии.

Солхатская мечеть сохранила два драгоценных образца резьбы по камню — на портале со сталактитовой нишей и на обрамлении михраба (молитвенной ниши). Преобладающий там и здесь орнаментальный мотив — сплетенные между собой, окруженные пышной листвой пальметки и растительные побеги. Обрамление михраба заполнено вьющимися спиралями с прихотливо извивающимися отростками. В этот сплошной узор мастерски вписана надпись. Такого рода богатая растительная орнаментика в XIII—XIV вв. была очень популярна в Закавказье (особенно в Армении) и в сельджукской Малой Азии, где многие мечети строили или украшали именно армянские мастера. Из северо-восточных районов Малой Азии эта орнаментика перешла в Солхат и с тех пор стала излюбленной в искусстве различных народностей Крыма.

А вблизи Солхата, в лесной чаще окрестных гор, сохранился армянский монастырь Сурб-хач — очаг армянской культуры в Крыму (в его скриптории создавались замечательные рукописи с миниатюрами), идейный центр тогдашней армянской колонии. Храм построен в 1338 г. По своей композиции он очень близок архитектуре XII—XIII вв. в самой Армении, хотя и выполнен в типично крымской технике и выглядит несколько провинциально. Но портал храма украшен резьбой, такой же, как на мечети Узбека,— и по рисунку, и по мастерству исполнения.

Этнически пестрым, оживленным и многолюдным выглядел Солхат-Крым в XIV в.


Источник текста

  • Сетевой ресурс: crimean-peninsula.ru/article/feodalism-princedom/1/


Все тексты и изображения, опубликованные в проектах Крымологии, включая личные страницы участников, могут использоваться кем угодно, для любых целей, кроме запрещенных законодательством Украины.