Хайри Эмирзаде – любимец народа (Тимур Дагджи)

Материал из Крымологии
Перейти к: навигация, поиск
Хайри Эмирзаде – любимец народа
Автор Тимур Дагджи
В начало
От Крыма до Кавказа — знакомо его имя

• • • • стр. 1 → 23456

Следующая глава

Вензель.png


В Кезлеве (Евпатории), в поселке Исмаил-бей, названном в честь Гаспринского, одной из улиц присвоили имя первого народного артиста Крыма Хайри Эмирзаде. Я удивился, когда узнал об этом. Надо же, кто-то из чудом уцелевших стариков вспомнил знаменитого Хайри! С начала 20-х годов двадцатого столетия газеты и журналы молодой Страны Советов захлебывались от восторга, рассказывая об этом знаменитом крымскотатарском артисте.
В детстве и юношестве я столько слышал о нем, мама мне показывала фотографии брата. Он часто писал ей и она читала и перечитывала вслух его письма. Мама бережно хранила московский журнал «Современный театр» за 1923 год, в котором была напечатана большая статья о Хайри. Начиналась она так: «От Крыма до Кавказа — в каждом татарском селении знакомо это имя. О Хайри народ слагает песни. О нем поют землепашцы, пастухи, виноградари Крыма и грузчики-татары на Волге.

Эмирзаде Хайри был пастухом, художником, шофером и… стал выдающимся артистом Востока. Теперь он Народный артист. Хайри — танцовщик, актер и поэт. Его школа — народ».
Мы жили в Самарканде, куда было выслано много крымских татар, в основном с Южного берега Крыма. К нам часто приходили гости, ностальгия разрывала их сердца, и потому разговоры в основном вились вокруг Крыма. Они вспоминали старых друзей, какие-то эпизоды из жизни. Пожилые люди гладили меня по голове и говорили маме, что когда я вырасту, то непременно буду похож на своего дядю Хайри. Мама смущалась, прижимала меня к себе и краснела. Она не могла скрыть внутренней радости и гордости то ли за своего родного брата, то ли за мое будущее.
Я вырос, стал юношей, те наши знакомые постарели и уже не гладили меня по голове, а дружески хлопали по плечу. Многие из них не старались запомнить мое имя. Меня звали «племянник Хайри». Кто встречал меня на улице, тут же расплывался в улыбке и с неподдельной искренностью начинал расспрашивать: «Как поживаешь племянник Хайри?» «Как здоровье, племянник Хайри?» «Как чувствует себя мама, племянник Хайри?» «Есть ли письма от дяди Хайри?»Я понимал, что, вспоминая Хайри, они снова и снова вспоминали свою родину Крым, откуда их выслали, свою молодость, былую удаль, незабываемые праздники — дервиза, которые устраивались в деревнях.
Представляя меня новым знакомым, они непременно говорили: «Это племянник Хайри». При этом интонация их голоса менялась, что-то в ней было и от гордости, и от какого-то таинства. Меня преподносили как что-то необычное.
Но годы шли, имя Хайри забывалось, поэтому те, кто был помоложе и видел моего дядю будучи еще детьми, задавали старикам встречный вопрос:
— Племянник какого Хайри?
— Ха, он не знает нашего Хайри! Танцор знаменитый… Танец Меджнуна, танец платка, танец чабана придумал, главную роль крымского разбойника Алима сыграл в кино.
— Того самого Хайри!.. Вай, вай, вай… Кто же его не знает. Много слышали о нем! Так, ты его племянник!.. — человек светлел в улыбке и бросался обнимать меня. Потом отходил на шаг и начинал рассматривать с ног до головы, словно выискивая во мне черты знаменитого Хайри, о котором ходили легенды. – Значит, ты племянник Хайри!.. А ты знаешь, какой у тебя дядя?..
И тут они начинали вспоминать. Реальные события переплетались с фантазией, и где правда, а где вымысел трудно было себе представить.
Прикоснуться к таланту, быть рядом с ним для многих людей великое счастье. Позже, когда я познакомился с аксакалом нашей литературы Шамилем Алядином, он подвел меня к портрету, висящему на стене его кабинета. Это был известный портрет Хайри. С пастушьей палкой на плечах он исполнял танец чабана.
— Я был еще малышом, — вспоминал Шамиль-ага. — Хайри выступал в нашей деревне. И туда же приехал фотограф из московского журнала. Он попросил разрешения сфотографировать Хайри. Тот согласился. Моментальных съемок тогда не делали. Огромный фотоаппарат, пленка малочувствительная. И выдержку надо было делать очень большую. Хайри тяжело было долго стоять на цыпочках. Тогда я схватил камешек и подставил под его пятку. Хайри улыбнулся своей чудесной улыбкой и поблагодарил меня. Вот такова история этой фотографии, — заключил он с нескрываемой гордостью.





стр.1


Источники и примечания


Вензель нижний.png >>> Следующая
страница >>>


Все тексты и изображения, опубликованные в проектах Крымологии, включая личные страницы участников, могут использоваться кем угодно, для любых целей, кроме запрещенных законодательством Украины.