Здесь
EK-1810
infilter.ru
Каркасные щетки стеклоочистителя купить
стеклоочистителя. Подбор по модели. Быстрая доставка
denso-am.ru
Резка металла прайс кликните по сайту
Станки по металлу. Производство и продажа изделий из металла
mphold.ru



Черноморский флот и УНР

Материал из Крымологии
Перейти к: навигация, поиск

Украинизация флота летом 1917 г.

После Февральской революции произошла легализация национальных политических партий и демократизации порядков в армии и флоте. Следствием этого явилось создание 17 марта 1917 года Украинской Центральной Рады, которая провозгласила своей целью образование украинской автономной республики в составе демократической России[1].

Начиная с этого времени в армии и флоте началась украинизация (то есть совокупности организационных и культурно-просветительских мер, сопровождавшихся процессом образования на кораблях или в воинских частях землячеств, группировавшихся по национальному признаку, которые создавались путем обмена личным составом с другими кораблями). Эта инициатива Временным Правительством сначала была воспринята отрицательно, и только 2 июля оно признало возможность формирования украинских военных частей, но без нарушения единства русской армии и только с разрешения военного министра.[2] Сам факт украинизации команды корабля не означал переход корабля в распоряжение украинских властей, это была перераспределение команд остававшихся в подчинении командованию. Украинизация команд в дальнейшем создала предпосылки для революционных выступлений команд.

После того, как в Николаеве был построен линкор «Воля», возникла необходимость перевести корабль в |Главную базу, находившуюся в Севастополе. Под влиянием представителей Центральной Рады большинство его экипажа, значительную часть которого составляли призванные из южных губерний матросы, стали настаивать идти под национальным жёлто-голубым флагом, сняв Андреевский флаг. Офицеры линкора категорически отказались это делать. Противостояние продолжалось две недели. В результате не найдя поддержки ни у одного офицера, который смог бы управлять кораблём, экипаж согласился выполнить приказ контр-адмирала В. Лукина, идти в Севастополь под Андреевским флагом. [3]

Октябрьская революция и Черноморский флот

Осенью власть Временного правительства начинает слабеть с каждым днем. В Петрограде происходит большевистский переворот.

12 октября 1917 года приказом по Черноморскому флоту было предписано на один день поднять украинские национальные флаги на всех кораблях, в крепостях и портах[4]. В Киеве после этого начал работу Генеральный Украинский Морской Совет, прообраз будущего министерства морских дел.

15 октября 1917 года Морской Центральной Раде:

Подъем на судах Черноморского флота иного флага, кроме русского, есть недопустимый акт сепаратизма, так как Черноморский флот есть флот Российской республики, содержащийся на средства государственного казначейства. Считаю вашей нравственной обязанностью разъяснить это увлекающимся командам Черноморского флота.

— Приказание Ком. Ч.ф. № 4366 от 18.10.1917. – Музей ЧФ РФ, инв. № 6972

Эскадренный миноносец «Завидный», первым на Черноморском флоте поднял украинский флаг.

В ответ на требования Центрофлота спустить украинские флаги, экипаж «Завидного» выступил с заявлением:[Сетевой ресурс: ukrlife.org/main/uacrim/daniloff12.htm «Український флот: Біля джерел відродження»]

Мы, украинцы эскадренного миноносца «Завидный», подняли свой национальный флаг на гафеле для того, чтобы показать, что, не обращая внимания на вековой гнет, все-таки живы сыны нашей славной матери Украины, а значит и жива та сила, которая способна и должна восстановить права нашей славной и дорогой Родины.

31 октября 1917 два русских эскадренных миноносца «Пылкий» и «Быстрый» затопили небольшой турецкий миноносец «Хамид-Абад» 97 т. и повредили 2 турецких парохода. На следующий день в море вышел «Бреслау» и на его перехват направились все исправные корабли Черноморского флота под командованием контр-адмирала Нёмитца

Файл:Память Меркурия 1901-1942-2.jpg
Крейсер «Память Меркурия».

9 ноября команда линкора «Георгий Победоносец» приняла резолюцию с признанием власти на Украине в лице Центральной рады «считая ее действия справедливыми и законными»[5]. Однако корабль украинского флага не поднял.

12 ноября украинский флаг поднял крейсер «Память Меркурия» (подчинялся Центральной раде с 12 ноября 1917 по 17 января 1918).

12 ноября 1917 года большая часть личного состава крейсера «Память Меркурия» приняла решение не поднимать Георгиевского флага, а поднять вместо него сине-жёлтый флаг, который был флагом Украины.

После провозглашения автономии УНР при сохранении федеративной связи с Россией, стоявший в Одессе крейсер «Память Меркурия» 12 ноября одним из первых поднял украинский флаг. Но более 200 матросов из команды крейсера отказались продолжать службу под ним и покинули судно. Командующему флотом была передана резолюция, в которой матросы изложили просьбу поднять Андреевский флаг на одном из строящихся крейсеров и продолжить на нём службу.

В связи с поднятием на крейсере «Память Меркурия» украинского флага состоялся официальный уход с крейсера всех матросов-неукраинцев, к которым присоединились все офицеры.169 "Совершилось перенесение единственного во всем русском флоте Георгиевского Андреевского флага, полученного бригом «Меркурий» за геройские дела с турками и унаследованного крейсером.

К борту крейсера была подведена баржа, на которую перешли все великороссы и офицеры, за исключением одного мичмана. Развернули Георгиевский флаг и под звуки музыки отчалили на буксире катера. Съехав на берег, направились в казармы. Сцена была потрясающая, матросы и офицеры плакали. По прибытии на берег флаг, простреленный неприятельскими снарядами, был перенесен в Морское собрание.

Русское слово. — 1917. — 23 ноября.

Так как в прямом распоряжении автономной УНР оказалось уже два корабля, 17 октября в Севастополь был прислан из Киева капитан 2-го ранга Е.Н. Акимов, назначенный по решению 3-его Украинского Военного съезда генеральным комиссаром Центральной Рады при штабе командующего Черноморским флотом. По некоторым данным, украинский войсковой комитет прямо агитировал за полную «украинизацию» Черноморского флота и передачу его Украине на правах собственности.

22 ноября украинский флаг был поднят над линейным кораблем «Воля»[6]

Файл:Воля 1917-3.jpg
Линейный корабль «Воля», 22 ноября поднявший украинский флаг.

Согласно некоторым сведениям, в это же время были украинизированы эсминцы «Зоркий» и «Звонкий» (находились в Севастополе)[7].

Так появился флот автономной республики УНР. Под украинским флагом находились 1 линкор (Черноморский флот — «Воля», 1 крейсер (Черноморский флот — «Память Меркурия») и 3 эсминца (Черноморский флот — «Завидный», «Зоркий», «Звонкий».

В тот момент во флоте и на берегу происходили политические волнения, активно действовали агитаторы различных партий, на берегу, моряки производили расправы над офицерами, под воздействием этих событий моряки быстро менять свои политические настроения.[8]

В начале декабря 1917 года усилиями украинизированных кораблей (линкор, крейсер, 3 эсминца) была проведена эвакуация из Трапезунда украинских частей 127-й пехотной дивизии[9]. Примечательно, что в походе принял участие линкор «Воля». Это была первая, и, как оказалось, последняя операция украинского республиканского флота. В силу различных обстоятельств Центральная Рада вскоре утратила контроль над флотом.

Дальнейшее развитие событий. Воссоздание республиканского флота

Пока морское министерство УНР оформляло законы о символике и флоте, большевики продолжали захватывать Крым, практически не встречая там никакого сопротивления. Война большевиков с Центральной Радой продолжалась. Украинское государство нуждалось в военной помощи. Оказать её могли только войска Германии и Австро-Венгрии. Поэтому делегат от Центральной Рады на переговорах в Брест-Литовске Николай Любинский подписал обращение Центральной Рады к германскому народу с просьбой о военной помощи.

При подписании мирного договора руководством Центральной Рады был сделан ряд политических ошибок. Подписав 9 февраля 1918 года Брестский мирный договор с Германией, Центральная Рада добровольно отказалась от Крыма как территории УНР.

Вскоре между Украиной и странами Четверного союза был подписан мир. Тем временем, срок действия перемирия, которое было заключено немцами и русскими в декабре прошлого года, закончилось. Пока немецкие войска готовились к наступлению на[14] Украине, в правительстве Центральной Рады произошла перестановка кадров. Эта перестановка не принесла украинскому морскому движению абсолютно никакой пользы. В новом правительстве, которое возглавлял председатель Рады народных министров УНР Всеволод Голубович, министерство морских дел как отдельный ведомственный орган ликвидировалось (окончательно вошло в состав военного министерства 14 марта), а обязанности морского министра перенимал на себя военный министр УНР. Непоследовательность действий Центральной Рады в сфере морской и вообще военной политики становилась заметнее с каждым днем.

Начавшееся 18 февраля 1918 года немецкое наступление было стремительным. Немецкая армия превосходила военные формирования большевиков по всем показателям. В ходе операции «Фаустшлаг» немецкая армия и военные формирования Центральной Рады за два месяца заняли территорию Украины. Большевики были разбиты, вскоре они отступили на восток и в Крым. Уже 1 марта немецкая армия, а вместе с ней и Центральная Рада, вступили в Киев.

3 марта 1918 г. большевиками был подписан Брестский мирный договор с Германией и Центральной Радой. После прихода на Украину германских войск начались грабежи судостроительных предприятий. Так, 17 марта части 52-го германского корпуса захватили Николаев, закрыли местные заводы, и, рассчитав рабочих, начали вывоз оборудования в Германию. 22 марта 1918 года в городе вспыхнуло восстание против оккупантов, подавление которого сопровождалось террором в отношении мирного населения: почти третья часть города была сожжена. Несмотря на победу и завоевание выхода к морю (после захвата Одессы австро-венгерскими войсками), морское министерство Украины не восстанавливалось. Фактически, функции морского министра выполнял военный министр УНР полковник Александр Жуковский, по совместительству заведовавший и морскими делами.

Файл:Файл:Вице-адмирал Андрей Покровский.jpg
Вице-адмирал Андрей Покровский, адмирал Украинского Державного Флота, главный командир портов Чёрного и Азовского морей, морской министр Украинской Державы.

Приказом по военному ведомству от 27 марта 1918 года был создан район охраны Юго-Западной части Чёрного моря со штабом в Одессе. Были заново сформированы Дунайская и Транспортная флотилии. Начальником района и главным командиром портов Чёрного и азовского морей назначался вице-адмирал Андрей Покровский, в будущем, один из основателей Флота Украинской Державы. Транспортную флотилию возглавил капитан первого ранга Степанов, а Дунайскую — капитан 2 ранга Хомотиян. Комендантом Одесского порта Покровский назначил капитана первого ранга Озерова, а старшим морским начальником в Одессе и начальником отдела морских перевозок — контр-адмирала Владимира Шрамченко. Штаб в Одессе контролировал Николаев и Херсон. Среди кораблей, входивших в состав флотилии, было 3 устаревшие канонерские лодки и некоторое количество вооруженных транспортов и мобилизованных судов, а также тральщиков.

Немного позже была восстановлена деятельность морских авиационных отрядов. Согласно приказу военного министра Жуковского, 22 апреля 1918 г., на технической базе прежнего 3-го дивизиона гидроавиации Чёрного моря был создан 1-й Украинский дивизион гидроавиации Черноморского флота. Там было около 20 учебных и боевых гидросамолетов и летающих лодок. Как отмечает Лубенец А. В., это соединение стало первым соединением украинской морской авиации.

Также при Жуковском была введена присяга, называвшаяся торжественным обещанием. Так Центральная Рада при формальном отсутствии морского министерства обзавелась собственным, пусть и маленьким, но флотом. И хотя Андрей Покровский все это время находился в Киеве, и он так и не смог выехать в Одессу для принятия командования этим флотом, а созданный флот бездействовал из-за банальной нехватки благонадежного личного состава, решение военного министерства о воссоздании этого соединения четко обозначало необходимость существования украинского военно-морского флота.

События 29 апреля 1918 г.

Несмотря на подписание мирного договора между РСФСР и Центральной Радой, правительства советских Донецко-Криворожской и Таврической республик, поддерживаемые большевиками, продолжали сопротивление. Войска Центральной Рады заняли юг Украины, открыв, таким образом, дорогу на Крым. К тому времени, когда в конце апреля к полуострову приблизились отряды Запорожской дивизии армии УНР под командованием полковника Болбочана, влияние большевиков в Крыму стало слабеть.

Опасаясь репрессий со стороны союзных войск, 22 апреля в Севастополе и его окрестностях были подняты украинские флаги. Однако передовые части немецких войск были обстреляны; поэтому они не торопились входить в неспокойный город. На склонах гор немцы начали сооружение артиллерийских батарей и наблюдательных пунктов. Черноморский флот оказался в опасности.

Ситуация в Севастополе по состоянию на 30 апреля была очень странной. С одной стороны практически везде были подняты украинские национальные флаги, а с другой стороны — отряды большевиков на окраинах города продолжали сопротивление. После подписания мира с РСФСР представители этих двух противоборствующих сил вполне спокойно уживались в одном городе, при этом в городе вновь появились агитаторы-украинцы. Однако отношения Центральной Рады с Таврической Республикой были достаточно невыясненными, поэтому украинские агитаторы действовали на свой страх и риск. Ситуация с флотом тоже была не ясна. Он весь стоял под красными флагами, а крейсер «Алмаз» и некоторые эсминцы даже делали набеги на береговые коммуникации немецких войск.

Происходящие на Черноморском Флоте события описал в своей книге «Україна у війні за державність» генерал УНР Александр Удовиченко.[10]:

В то время в Севастополе сосредоточился весь Черноморский флот, на котором все ещё не развеялся революционный угар. Разстреляв множество офицеров, утопив десятки из них в море или спалив их в корабельных топках, матросы захватили все руководство флота, создав революционный комитет. Известие о приближающемся к Севастополю украинском войске заставило весь этот бандитский элемент, руководивший флотом, серьёзно задуматься о своей судьбе, вместе с этим это дало возможность здравомыслящим матросам овладеть настроениями команд. Команды кораблей Черноморского флота состояли в основном из матросов украинской национальности, которые с приближением к Севастополю украинских войск смогли свободно проявить свои национальные чувства. Несмотря на препятствия и протесты со стороны матросов русской национальности, которые наиболее рьяно отстаивали идеи Интернационала, на всех кораблях начались митинги, на которых выносились постановления о том, что Черноморский флот является украинским флотом.
Адмирал Михаил Саблин, ком. Черноморским флотом в декабре 1917 — апреле 1918 гг.

Накануне этих событий командующим черноморским флотом стал выпущенный из-под ареста контр-адмирал Михаил Саблин. Ранее представлявший в Центрофлоте интересы Временного правительства, он перешёл на сторону большевиков. Теперь же он согласился перейти на сторону Центральной Рады. Прибывший сюда с делегацией в начале апреля представитель министра военных дел УНР лейтенант Святослав Шрамченко объяснил суть происходящего, и убедил его перейти на сторону Украины и поднять желто-синий флаг над кораблями.

Во флоте с новой силой возобновилась украинская агитация. Одновременно в последнюю неделю апреля на кораблях были проведены митинги, на которых большинство матросов высказалось за необходимость перехода на сторону УНР.

Саблин поначалу долго не соглашался, но в связи с приближением германских войск, командующий принял решение передать все корабли Центральной Раде. 29 апреля 1918 года Михаил Саблин согласился поднять украинский флаг. Но всё это он делал только ради сохранения кораблей. Как свидетельствуют современники, Михаил Саблин находил украинизацию флота и подъем украинского лишь временным явлением. Он пытался сохранить Черноморский флот, пусть для этого и придется временно поднять украинский флаг. Украинцы Севастополя всерьез поверили в искренность его стремлений и доверяли Саблину, а большевики некоторое время были полностью дезориентированы известием о «переходе» Саблина на сторону Рады.

Позже, при Директории УНР по этому поводу даже будет учреждена памятная медаль.

Медаль Украинского Флота, 1919 год.

29 апреля 1918 года в 16:00 Саблин отдал приказ:

«Флоту поднять Украинский флаг».

Центральной Раде в Киеве он телеграфировал:

«Сего числа Севастопольская крепость и флот, бывшие в Севастополе подняли украинский флаг. Командовать флотом приступил адмирал Саблин».

В этот же момент на штабном корабле флота, броненосце «Георгий Победоносец» был поднят сигнал-приказ:

«Приступил к командованию украинским Черноморским флотом. Адмирал Саблин»

Следует отметить, что несмотря на приказ Саблина о подъеме украинского флага, на флоте, особенно на эсминцах Минной бригады, продолжало оставаться довольно сильное влияние большевиков.

29 апреля отказавшись исполнять приказ Саблина о поднятии украинского флага, в Новороссийск вышел отряд судов под красным флагом в составе эсминцев и миноносцев «Пронзительный», «Керчь», «Калиакрия», «Пылкий», «Поспешный», «Громкий», «Гаджибей», «Живой», «Жаркий», «Лейтенант Шестаков», «Капитан-лейтенант Баранов», «Сметливый», «Строгий», «Стремительный», транспортов «Оксюс», «Херсон», «Николай», «Александр Михайлович», а также нескольких блиндированных катеров. В полной боевой готовности, согласно дислокации, выработанной на совещании командиров этих кораблей, около 11 часов 30 минут вечера эсминцы начали выходить из Южной бухты в море, приказав транспортам, стоявшим на рейде и готовым к походу, следовать за собой[11].

Уходящим судам украинизированные экипажи от имени линейных кораблей «Воля» и «Свободная Россия» грозили в случае ухода расстрелом из орудий, на что эсминцы ответили угрозой минной атаки. Саблин приказал не препятствовать уходу этих кораблей. Германские войска, наблюдавшие этот эпизод с вершин севастопольских возвышенностей, поняли суть происходящей ситуации, и начали готовиться к наступлению. Увиденный ими уход кораблей под красным флагом подтверждал их точку зрения о том, подчиняться Украине не собирается.

Но здесь возникла проблема с признанием союзниками перехода флота на сторону Украины. Немецкое командование опиралось на факт отказа Украинской Центральной Рады от Крыма, что было оговорено при подписании мира с Германией и Австро-Венгрией. Это решение позволило союзникам требовать оставления Крыма войсками УНР. Отношения с немецкими союзниками обострились до предела. Крымская группа полковника Болбочана вскоре после этого требования вынуждена была покинуть полуостров. Немцы начали самостоятельное наступление на Севастополь. Больше всего Саблин опасался, что из-за этого немцы откроют по его кораблям огонь, поэтому он в срочном порядке отправил телеграммы Центральной Раде, а навстречу немецким войскам им в качестве делегата флота был выслан капитан первого ранга Вячеслав Клочковский. Вместе с ним в составе делегации были украинские офицеры, капитаны первого ранга Михаил Остроградский и Николай Черниливский-Сокол. Однако немецкий генерал Роберт Кош не мог доверять Клочковскому, который только что приехал, как считали немецкие генералы, из занятого большевиками города. Немцы опасались ухода из города остальных кораблей, поэтому не дожидаясь дальнейшего хода событий, решили занять город своими силами.

Узнав о начавшемся немецком наступлении и не дождавшись ответа на посланную ранее в Киев телеграмму, адмирал Саблин на следующий день приказал оставшимся кораблям выйти из Севастополя. Поняв, что украинский флаг не обеспечивает флоту необходимой безопасности и не получив от Центральной Рады никаких гарантий насчет этого, ночью 1 мая адмирал Саблин приказал заменить украинский флаг «нейтральным» Андреевским[12], и готовиться к выводу всего флота.

Контр-адмирал Саблин вновь перешёл на сторону большевиков, которые требовали вывода флота, и сумели убедить адмирала и часть моряков, что теперь только своевременный вывод флота из Севастополя обеспечит безопасность кораблям.

Таким образом, командующим украинского флота Саблин так и не стал. Он, несмотря на свой приказ о поднятии в городе и флоте украинского флага, отказывался подчиняться Генеральному штабу украинского флота и его представителю в Севастополе[13], что ясно говорило о его действительных намерениях, и об истинной цели поднятия украинского флага — это была лишь фикция, необходимая для маскировки реальных намерений адмирала, и естественно, для выигрыша времени.

Очевидно, что украинцам вести флот в Новороссийск не было совершенно никакой надобности. Русского патриота Саблина привлекала тогда возможность попытки увести флот к Деникину, и вероятность этой возможности заставила его снова переметнуться к большевикам, естественно, как он полагал, что все это лишь временно. Однако возможности передать Деникину флот ему не представилось. Позже, узнав о приказе Ленина о затоплении кораблей ЧФ, Саблин откажется выполнять этот приказ и, пользуясь моментом, уедет на север, после чего эмигрирует в Англию[14].

Вечером 1 мая, глава Военно-революционного комитета, печально известный организациями массовых расстрелов в Севастополе большевик Юрий Гавен передал Черноморскому флоту распоряжение Саблина, что «желающие уходить должны покинуть бухту до 12 часов ночи. После 12 выход будет закрыт и минирован». До 2-ух часов ночи в море вышли 12 эсминцев, 10 катеров и 8 транспортов. При этом эскадренный миноносец «Гневный», выходя на рейд, запутался в бонах и получив повреждения, мешавшие ему следовать дальше, выкинулся на берег и был взорван личным составом миноносца, а «Заветный», не имея возможности выйти в море, был затоплен командой прямо в порту. Корабли взяли курс на Новороссийск. Уже под обстрелом немецких батарей порт покинули линкоры «Воля» и «Свободная Россия» и пять миноносцев. 2 мая в Новороссийск пришли линейные корабли «Воля» (флаг командующего флотом адмирала Саблина), «Свободная Россия», эскадренные миноносцы «Дерзкий» и «Беспокойный».

Таким образом, 2 мая в Новороссийске оказались следующие корабли:

линкоры (дредноуты)

  • «Воля» (флаг командующего флотом адмирала Саблина)
  • «Свободная Россия»;

эскадренные миноносцы:

  • 1-й дивизион: «Дерзкий», «Беспокойный», «Пронзительный»;
  • 2-й дивизион: «Пылкий», «Громкий» и «Поспешный»;
  • 3-й дивизион: «Керчь», «Гаджибей», «Фидониси» и «Калиакрия»,
  • угольные миноносцы 2 ранга: «Капитан Баранов», «Лейтенант Шестаков»;
  • 3 ранга: «Живой», «Жаркий», «Сметливый» и «Стремительный».

В ходе июньских событий в Цемесской бухте половина этих кораблей будет затоплена по личному распоряжению Ленина. Однако экипажи линейного корабля «Воля», 6 эсминцев и нескольких вспомогательных кораблей откажутся выполнять этот приказ, после чего на своих кораблях под украинским флагом вернутся в Севастополь, где будут вновь зачислены в состав украинского флота. В общем счете, у Новороссийска большевики затопили дредноут «Свободная Россия», миноносцы «Пронзительный», «Калиакрия», «Гаджибей», «Капитан-лейтенант Баранов», «Лейтенант Шестаков», «Фидониси», «Сметливый», «Стремительный» и «Керчь», а восемь сторожевых катеров были перевезены в Царицын, где они стали основой большевистской Волжской флотилии.

Однако, часть флота не перешла на сторону большевиков и осталась под украинским флагом в порту. Этот факт свидетельствовал о том, что украинское морское движение, несмотря на практически полное отсутствие государственной поддержки и, не будучи в должной мере упорядоченным и организованным, все же сумело занять среди политических мировоззрений моряков прочные позиции, несмотря на неоднозначность происходящих событий. В Севастополе остались крейсера «Кагул», «Память Меркурия», «Прут», а также все устаревшие линейные корабли (2 и 3 бригады линейных кораблей — 7 додредноутов), миноносцы, и подводная бригада[15].

В сложившейся ситуации над оставшимися в Севастополе кораблями принял командование капитан первого ранга Михаил Остроградский. Ночью неизвестные военнослужащие пытались также увести суда Подводной бригады, однако украинские моряки не позволили им этого сделать. Тогда большевики на некоторых лодках вывели из строя двигатели и вывели из строя механизмы. На всех оставшихся в Севастополе судах украинские флаги остались поднятыми; этой же ночью Остроградский известил новое правительство Украинской державы, что оставшийся в бухтах флот поднял украинские флаги.

Однако было слишком поздно. Немцы, в свою очередь, расценили выход кораблей из Севастополя как грубое нарушение командующим флота условий Брестского мира. Они не поверили Остроградскому, посчитав, что он также большевик и подобным способом вскоре намерен увести остатки флота. Вступив в Севастополь, немецкие войска сообщили Остроградскому, что его корабли согласно условиям Брестского мирного договора объявляются захваченными, затем последовало требование спустить украинские флаги и как можно быстрее оставить корабли.

Сложно предсказать дальнейшее поведение М.Остроградского, если бы 1 мая 1918 года в бухту Севастополя не зашли два корабля — немецкий линейный крейсер «Гебен» и турецкий крейсер «Гамидие».

Ввиду того, что им не было известно о занятии всех укреплений немецкими войсками, на них была пробита боевая тревога. Под наведенными на остатки флота орудиями, Михаил Остроградский 3 мая приказал экипажам своих кораблей спустить украинские флаги. Вместо них немцы подняли свои.

Немцы выставили на кораблях свои караулы, опломбировали пороховые погреба и огласили экипажи временно расформированными.

Немцы признали ситуацию в городе и флоте неуправляемой украинским командованием. Именно это обстоятельство в первую очередь позволило немцам занять город и оставшиеся в порту корабли. Действия адмирала Саблина были интерпретированы Германией именно как нарушение условий Брестского мира. Опасения немцев, что капитан первого ранга Михаил Остроградский принявший командование над оставшимися в городе кораблями может вскоре последовать за Саблиным, также были одним из поводов для захвата немцами кораблей оставшегося в Севастополе Украинского флота, с последующим объявлением их морскими призами.

Фактически, немцы при оккупации флота руководствовались собственным желанием завладеть ценными кораблями, а сложившаяся ситуация и описанные ниже существующие договоренности создавали возможность, которая позволяла им беспрепятственно и вполне легитимно совершить этот самый захват.

Обстоятельством, которое развязывало германцам руки и позволило им присвоить себе весь флот в Севастополе, было заявление Центральной Рады от 19 апреля 1918 года, в котором отмечалось что «всякие корабли, выступающие против германских войск или нарушающие требования Брестского мирного договора следует считать морскими призами»[16]. Саблин сам нарушил эти условия и выставил своим поступком весь Черноморский флот как нарушителя Брестского мира, притом он знал возможные последствия его нарушения, что лишний раз свидетельствует об истинных настроениях адмирала. Теперь проблему должен был решить призовой суд, однако, как выяснилось позже, немцы не торопились с его организацией.

Ещё одной причиной, по которой немцы забрали себе весь флот, был также формальный отказ Центральной Рады от притязаний на территорию Крыма, из-за чего возникал вопрос о легитимности перехода этого флота к УНР. Большое значение имели политические события, происходившие синхронно с вышеописанными — а именно политический кризис и отстранение от власти Центральной Рады с последующим провозглашением гетманата Скоропадского.

Последствия этого катастрофически неблагоприятного для флота УНР совпадения обстоятельств могло иметь куда более негативные последствия, однако решительность нового правительства Украины в лице гетмана Скоропадского в вопросе становления национальной армии и флота помогла минимизировать отрицательные результаты недальновидной политики своих предшественников.
  1. Сетевой ресурс: www.kmu.gov.ua/control%5Cuk%5Cpublish%5Carticle?art_id=1212864&cat_id=661174|title=Первый Универсал Центральной Рады
  2. Сетевой ресурс: www-history.univer.kharkov.ua/old/e-library/kalinichenko_textbook/Kalinichenko_1.3.htm
  3. [Сетевой ресурс: wunderwaffe.narod.ru/WeaponBook/Ochakov/chap09.html#chap9_3 ]
  4. Сетевой ресурс: www.gosarhiv.sev.net.ua/show/hronika/1910.shtml Государственный архив г. Севастополя
  5. [Сетевой ресурс: www.gosarhiv.sev.net.ua/fulldoc/pdf/hronika_grahdanskoj_voini.pdf Севастополь: хроника революций и гражданской войны 1917—1920 годов
  6. Сетевой ресурс: www.zn.ua/3000/3150/50721/ Украинский военный флот
  7. [Сетевой ресурс: hai-nyzhnyk.mylivepage.com/wiki/962/335 Гай-Нижник П.Чорноморський флот і українське державотворення 1917—1918 років]
  8. Сетевой ресурс: www.gosarhiv.sev.net.ua/fulldoc/2006-06/page01.shtml
  9. [Сетевой ресурс: www.rusnauka.com/10._ENXXIV_2007/Istoria/21775.doc.htm Биковський Л. На Кавказько — Турецькому фронті. Спомини з 1916—1918. — Вінніпег, 1968, с. 116—120]
  10. Удовиченко О. Україна у війні за державність: Історія організації і бойових дій Українських Збройних Сил 1917—1921. -К. Україна, 1995—206 с
  11. [Сетевой ресурс: militera.lib.ru/…/russian/kukel_va/title.html Кукель В. А. Правда о гибели Черноморского флота 18 июня 1918 г. — Л.: 1923.]
  12. Большевики на своих судах этот приказ не исполнили
  13. Капитан 2-ого ранга Мисников, прибывший сюда с делегацией УНР
  14. Шрамченко С. Піднесення Українського прапору в Чорноморській Флоті.//За державність — Каліш, 1930.
  15. Гражданская война. Боевые действия на морях, реках и озерных системах.- Т.III.
  16. [Сетевой ресурс: www.gosarhiv.sev.net.ua/fulldoc/pdf/hronika_grahdanskoj_voini.pdf Українська Центральна Рада. Документи і матеріали. — с.289.]


Все тексты и изображения, опубликованные в проектах Крымологии, включая личные страницы участников, могут использоваться кем угодно, для любых целей, кроме запрещенных законодательством Украины.