Продается 2-х комнатная квартира в пгт. Кировское Республика Крым общей площадью 49, 4 кв.м.: комнаты 15 кв.м и 10 кв.м., прихожая 9 кв.м. кухня 7 кв.м., теплая лоджия 5 кв.м., санузел раздельный. Отопление газовое, автономное. Экологически чистый район- 25 км. до г. Феодосии (Черное море), 30 км. до Азовского моря, 8 км до оз. Сиваш. Сообщение автобусное, железнодорожное.

Тел. +7978 8330960, +7978 0608283 Посмотреть фото...

Шторм в Чёрном море 14 ноября 1854 года

Материал из Крымологии
Перейти к: навигация, поиск
Шторм в Чёрном море 14 ноября 1854 года. Литография Симпсона
Шторм в Чёрном море 14 ноября 1854 года во время Крымской войны на Чёрном море, последствия которого были фатальны для союзнического флота: затонули более 53 кораблей союзников (из них 25 транспортов). Дополнительно, под Евпаторией потерпели крушение два линейных корабря (французский 100 пушечный «Генрих IV» и турецкий 90 пушечный «Пеики-Мессерет») и 3 паровых корвета, погибли 1500 человек, ущерб составил 60 млн. франков.

Русский флот практически не пострадал.

Описание шторма

Во второй декаде ноября 1854 года на Черном море разразился небывалой величины ураган, жертвой которого в первую очередь, стал флот союзников.

« «… 2/14 числа, в 6 часов вечера, на нас набежал страшный порыв ветра, дувшего до этого попеременно от юга и юго-востока, с возрастающею силой; еще в полдень нельзя уже было стоять на палубе, и наши бедные корабли, стоявшие на трех якорях, перед Качей, начинало дрейфовать, причем «Supiter» навалил на «Jean-Bart». В начале 3-го часа ураган, казалось, удвоился. Этот невероятный вихрь выбросил на берег Качи 13 купеческих судов. В 3 часа ветер, вдруг перейдя к западу, утратил несколько силы, при всем этом наши корабли должны были делать чудеса искусства, чтобы не погибнуть или не быть раздавленными друг другом.

Наступила ночь. В полночь турецкий адмиральский корабль, дрейфуемый с четырех якорей, принимает геройские меры: рубит свои мачты, сбрасывает их в море и тем спасается от гибели, в 2 часа ветер и море утихли, и наступило утро. Глаза всех обратились к горизонту, и, какое счастье, - наши военные корабли все на лицо. Впрочем, более или менее важные повреждения обнаружились преимущественно в парусных судах. Когда ветер несколько стих, были приняты меры к оказанию помощи потерпевшим крушение. Китоловный баркас с «Ville-de-Paris», отправленный к бедствующим судам, в один миг был опроки¬нут и разбит вдребезги. Один старый моряк, говоря об этой ужасной буре, между прочим, заметил: нынешняя ночь для моряков тоже, что для солдат день Инкерманской битвы».

»

Жестокий ураган, какой редко случается в здешних морях, разразился с ужасной силой. Свидетелями этой силы могут служить снесенные крыши домов, в совершенно закрытом Балаклавском ущелье и целые ряды опрокинутых тополей; стихии, казалось, забавлялись над самыми прочными произведениями рук человека. Казалось, что природа взбунтовалась против смерти и страданий, охвативших землю.

В ночь с 12 на 13 ноября шел сильный дождь, дул холодный ветер, разбушевалась метель, которая бывала в Крыму только глубокой зимой, с моря налетели смерчи. Подобной бури в Англии никогда не было.

Буря шла толчками, начиная с мелкого дождя, переходящего в град со снегом. Барометр, начавший опускаться с предыдущего вечера, на рассвете 14 ноября, упал с такой быстротой, что ураган, во всей его силе и внезапности был наверно предсказан. Более тридцати судов находилось вне Балаклавской гавани, в то самое время, когда над ними со всей яростью разразилась страшная буря.

Действительно буря отличалась неимоверной силой.

Очевидец, наблюдавший эту бурю вблизи Балаклавы, писал:

« «Воздух был буквально наполнен одеялами, фуражками, шинелями, сюртуками и даже столами и стульями. Макинтоши, каучуковая посуда, постельное белье, палаточная парусина, кружась в воздухе, неслись по долине по направлению к Севастополю. Крыша с дома Раглана была сорвана и распластана по земле. Амбары и комиссариатские сараи были полностью разрушены и сровнены с землей.

Пятипудовые кипы спрессованного сена кружились на земле. Бочки с ромом катались по лагерю, подпрыгивая на камнях. Большие телеги, стоявшие невдалеке от нас, были опрокинуты, а люди и лошади, сбитые с ног, беспомощно катались по земле. Большое стадо баранов бросилось по дороге в Севастополь и целиком погибло под ударами смерча, который вырвал из земли и разбросал целые ряды прекрасных высоких тополей, укрывавших взлелеевшее их балаклавское ущелье»

»

Другой очевидец так описывал события :

« «Моряки, подвергавшиеся опасностям на всех морях, не помнят, что¬бы им приходилось быть свидетелями подобной бури. Представьте себе страшный ветер, угрожающий опрокинуть горы; потоки дождя, наводняющие атмосферу; частый град, с ожесточением ударяющий во все, что встречает на пути, и наконец взволнованное море, валы которого равняются горам, и вы будете иметь еще не полное понятие об ужасном урагане. Несомненно, распорядительность английских адмиралов, искусство командиров, энергия офицеров и неустрашимость матросов позволили избежать полной катастрофы». »

На утро шторма на якорях у входа в Балаклавскую бухту находились паровые суда: «Retrijution», «Niger», «Vesuviur», «Vulcan», паровые транспорты: «Prince», «Melbourn», «Avon», «City of London», парусные транспорты : «Mercia», «Resolute», «Lady Valiant», «Caducens», «Rride of the Ocean», «Kenilwoth», «Medora», «Wild Wave», «Pilvan», «Winkle», «Sir Robert Sale», грузовые суда «Progress», «Wanderer», «Peltoma» с частным бригом «Maltese», составляли в общем 22 парусника.

Разбушевавшаяся стихия понесла их на отвесные скалы перед входом в бухту.

Первый разбился американский транспорт «Progress», вторым английский «Resolute», третьим американское парусное судно «Wanderer», за ним «Kenilwoth».

Такая же учесть постигла транспорты «Kemlworth», и «Panola” погибших со своими экипажами. Пароход "Avon» столкнулся с «Kemlworth», но, миновав скалы, все же вошел в гавань.

Остальные суда, лишившись всех своих мечт были поставлены в критическое положение.

«Vesuvius» срубил грот-мечту, но держался на своих якорях. «Niger» действовал своей машиной в помощь якорям. В таком же положении находился и «Vulcan», на котором находились русские пленные. «Melbourn» стоял без мачт и не мог действовать винтом. «City of London» удалился на значительное расстояние в открытом море.

Число всех погибших судов доходит до 60, из них 27 выброшены на берег и 14 судов сожжено самими англичанами.

Кроме того, получили важные повреждения, следующие суда: Турецкий корабль (имя неизвестно) был выброшен на берег близ Евпатории и лишился мачт, но не потерпел крушения.

На «Agamemnon» загорелась машина, и он едва мог удержаться в море. Военные пароходы: «Samson» лишился трех мачт; «Retribution» выбросил за борт все свои орудия; на «Terrible» загоре¬лась машина, волнами снесены кожухи и сделаны другие опустошения; этот, лучший пароход во всем флоте едва не был выброшен на берег, и только на 4-х якорях успел удержаться; «Britania» имел в трюме до 5 футов воды; французский военный фрегат «Sane» потерял пушку тридцатифунтового калибра, она оборвала крюк, вырвала рамы, и никого не задев, перелетела через борт. О других потерях еще не получено официальных известий, но некоторые корреспонденты замечают, что крымский берег усеян, в полном смысле этого слова, обломками кораблей и останками их груза.

Английский винтовой пароход «Prince», потонул у балаклавских берегов, почти со всем экипажем, состоявшим из 150 человек, с зимнею одеждой для армии, грузом в 500 тысяч франков и водолазным аппаратом, доставленным из Англии и назначенным для взрыва русских кораблей, затопленных при входе на Севастопольский рейд.


Трагедия «Принца»

Основная статья: Prince (пароходофрегат)
Гибель парусно-винтового фрегата "Принц" у Балаклавы [1]
Трагическая история и судьба одного из лучших судов британского королевского флота на протяжении уже многих десятков лет продолжает волновать воображение историков и военных, моряков и исследователей морских глубин из разных стран мира.


Потери корабельного состава союзнического флота

В этот день под Балаклавой разбились одиннадцать военных судов и транспортов. Всего же в ноябрьскую бурю у крымского побережья погибли свыше 30 судов и более 40 получили тяжелые повреждения. Одно судно погибло у Херсонеса, у устья Качи и в районе Евпатории были выброшены на берег десяток транспортов и судов, а между Бельбеком и Евпаторией — восемь французских транспортов с лошадьми.

Балаклава и ее окрестности превратились в сплошное море грязи, а аллея старых ломбардийских тополей почти вся повалена. В лагере картина была не лучше, в день урагана почти все палатки были свалены. К счастью, это произошло утром, но все равно это было настоящее бедствие. Однако, это было еще не самое худшее. Корабли с офицерским багажом и солдатскими ранцами погибли в шторме; потерю нельзя было восполнить, и люди остались в бедственном положении. На холмах над Балаклавой палатки были не только свалены, но унесены. Людей ветер тоже свалил с ног, а один полковник морской пехоты был сильно изувечен».

Итоги бури 14 ноября 1854 года на Черном море для британского флота были катастрофические:

«Prince» - разбит в щепки, все на корабле погибли, кроме одного младшего офицера и шестерых матросов.
«Resolute» - утонул, все на борту погибли, кроме 3-го помощника и 8 моряков.
"Rip Van Winkle" – утонул, все на борту погибли.
«Kemlworth» - разбит в щепки, все на борту погибли, кроме 3 человек.
«Wild Wave» - утонул, все на борту погибли, кроме юнги.
«Progress» - утонул, кроме двух человек, все погибли.
«Peltoma» - утонул, все погибли, кроме капитана.
«Maltese» - утонул, все погибли.
«Wandemer» - утонул, все погибли.
Большенство парусных судов получили сильные повреждения :
«Vesuvius» - мачты уничтожены, много повреждений, корпус почти разрушен.
«Retribution» - потерян руль, запасы и другие значительные повреждения, и значительные потери экипажа.
«Melbourn» уничтожены мечты, едва избежал разрушения.
«Mercia» полностью разрушен.
«Lady Valiant» полностью разрушен.
«Caduccus» полностью разрушен.
«Pride of the Ocean» полностью разрушен.
«Medora» полностью разрушен.
«Sir Robert Sale» полностью разрушен.

На Каче, среди флота и транспорта, потери людей ее величества составили:

Н.М. Ships Queen - 116, Trafalgar - 120, London - 90, потеряны рули . Паровые Aedent, Terrible, Spitfire и Sanson много повреждений и очень протекают.

Французский флот: Ville de Paris - 120, Firland - 100, Bayard - 90, Suffren - 90, потеряны рули, повреждены мачты и в других отношени¬ях много повреждений.

Транспортный Turone выбросился на берег и погиб - экипаж спасен, Pyrenees выбросился на берег и сгорел - команда спасена, Ganges сгорел - команда спасена и Danube паровик направлен на берег.

Французский транспортный Arri Marseile утоплен на якоре со всем на борту и турецкий фрегат Mubbore Surur, 36 пушек, был поврежден и разбит в щепки.

В Евпатории ее величества судно Cyclops едва избежал полного разрушения. The Fultan, французский парусный фрегат выброшен на берег и разбит в щепки, экипаж частично спасен. Henri IV - 100 пушек, выбросился на берег и погиб вместе с командой, но 17 спасены.

Peiri Mes'seret, турецкий двухпалубный, пошел ко дну со всем на борту.

Немало мелких судов была выброшено на берег большие разрушения причинил ураган лагерям интервентов, сорвав сотни палаток. Уже в январе 1855 года в госпиталях Константинополя находилось 800 обмороженных англичан и 300 французов.

Николай I, узнав об этой катастрофе, воскликнул:

« «Еще одну такую бурю, и союзники убрались бы из Крыма!» »
. Драматические события того дня произвели огромное впечатление на очевидцев. Ужас самого зрелища и его негативные последствия для английской армии стали причиной того, что ни один из англичан, оставивших литературные или живописные воспоминания, не избежал его описания. Дата «14 ноября 1854 года» и название «Балаклава» слились воедино в английской истории и восприятии англичан.

Примечания



Все тексты и изображения, опубликованные в проектах Крымологии, включая личные страницы участников, могут использоваться кем угодно, для любых целей, кроме запрещенных законодательством Украины.