Пелисье, Жан-Жак

Материал из Крымологии
Перейти к: навигация, поиск
герцог
маршал
Жан-Жак Пелисье
Aimable Jean Jacques Pélissier
duc de Malakoff
Жан-Жак Пелисье.jpg
Период жизни
6 ноября 1794  —  22 мая 1864
Гражданство

Франция

Род войск

пехота

Сражения

Осада Севастополя (Крымская война)

Орден Почётного легиона.png

Жан-Жак Пелисье (Aimable Jean Jacques Pélissier, duc de Malakoff) — французский военачальник[1], герцог Малаховский (22 июля 1856 года), маршал Франции (12 сентября 1855 года).

Биография

Окончил военную школу в Сен-Сире (1815 год). Начал службу в артиллерии. В 1819 году перешел в корпус офицеров Генерального штаба.

В 1823 году участвовал в войне Франции с Испанией, за что получил орден Почетного легиона и орден Святого Фердинанда.

В 1828 году участвовал в экспедиции в Морею.

В 1830 году участвовал в завоевании Алжира. Свои воспоминания об этой кампании он изложил в статье «Действия французской армии в Африке».

В 1831 году майор Пелисье был прикомандирован к военному министерству, а в 1839 году в чине подполковника снова был направлен в Алжир.

22 апреля 1846 года получил чин маршала лагеря (аналог чина генерал-майора), а 15 апреля 1850 года произведён в дивизионные генералы.

Пелисье в Крыму

Однако, несмотря на приобретённую известность, он не получил никакого назначения в армию, направленную в 1854 году для действий в Крыму. Причиной этому были его нелады с главнокомандующим, маршалом Сент-Арно. Но когда дела пошли вяло, в Париже стали беспокоиться. «Нам нужен Суворов» — сказал однажды Наполеон III своему военному министру. «Мы имеем Пелисье» — ответил тот.

Так, в 1855 году Пелисье был послан в Крым, где сначала командовал 1-м армейским корпусом. Ему было 63 года, но он был бодр, сохранил вполне живость ума, пылкость и твёрдость характера. Тотчас по прибытии в армию, Пелисье внёс свежую струю в действия своего корпуса. Но нерешительность высшего командования и ошибки в первоначальном расположении армии парализовали его благие начинания. И только после увольнения маршала Канробера, став его преемником в качестве командующего всеми французскими силами под Севастополем, Пелисье смог приняться за осуществление своих идей.

Лорд Раглан, Омер-паша и Ж.-Ж. Пелисье под Севастополем в 1855 году

К. Хибберт в книге «Крымская кампания 1854—1855 гг.» так описывал Пелисье:

«Этот человек был полной противоположностью своему предшественнику. Прямолинейный и решительный, жёсткий и храбрый настолько, насколько осторожным был прежний командующий, он без малейших колебаний был готов посылать своих солдат на смерть. Генерал Пелисье скорее походил на своего отца-сержанта, чем на командующего армией. По выражению фотографа Роджера Фентона, внешностью новый командующий чем-то напоминал дикого кабана. Найджел Кингскот писал, что генерал был настолько толст и имел такую короткую шею, что его фигуру можно было сравнить с „бутылкой из-под имбирного пива“. Короткие толстые ноги не позволяли генералу ездить верхом, и он объезжал свой лагерь на двуколке. (…) То, как независимо держался Пелисье, удивляло многих. Казалось, на него не производят никакого впечатления многочисленные телеграммы, письма, приказы и депеши, которыми Наполеон III выматывал нервы Канробера. Он небрежно совал полученные бумаги в карман, и многие были уверены, что новый командующий вовсе не читает их».

Пелисье не побоялся обнародовать свой план кампании в письме, адресованном на имя генерала Боске. Так как план этот совершенно не отвечал планам генерала Ниеля, командированного Наполеоном в армию в качестве доверенного лица, то Ниель объявил Пелисье предупреждение, на которое тот не обратил никакого внимания. Тогда император прислал ему любезное письмо, в котором указал на необходимость считаться с его, императора, мнением, но Пелисье, не смущаясь всем этим, продолжал воплощать в жизнь свой план, состоявший в том, чтобы возможно больше расширить сферу действий армии, заняв в тылу пункты, удобные для наблюдения, разрушить фортификационные работы русских на Азовском море в Керчи и Еникале, теснить противника в пунктах непосредственной обороны, чтобы захватить инициативу в свои руки и подготовить штурм. Когда же Ниель на собрании генералов попробовал однажды высказать замечания по этому плану, Пелисье вспылил: «Генерал, в армии нет адъютантов императора, хранителей его идей и планов, есть только главнокомандующий и подчинённые; вы — один из последних и должны повиноваться. Если Вы будете так продолжать, я приму против Вас самые строгие меры и удалю из армии. Кроме того, я запрещаю Вам сноситься с императором помимо меня». Извещённый об этой сцене рапортами Ниеля и видя свои приказания неисполняемыми, Наполеон III всё более раздражался против Пелисье и засыпал его телеграфными распоряжениями о полном обложении Севастополя. Пелисье отвечал императору, что обсуждение различных вопросов по телеграфу считает невозможным: «Дело не в обсуждении, дело в приказаниях, которые даются и получаются» — колко отвечал он императору. Доверяя только своему взгляду и в письмах военному министру объясняя свои намерения, Пелисье ответил императору почтительно, но с достоинством и дал понять, что он не поступиться и малейшей частицей своего авторитета.

И операции шли прогрессивно, завоевывая симпатии союзников. 26 мая французы после упорных боёв овладели Волынским и Селенгинским редутами и Камчатским люнетом — главными опорными пунктами внешней обороны крепости. Это был первый успех Пелисье, за который Наполеон III поблагодарил его только через 7 дней, причём его похвалы носили оттенок порицания. Письмо Наполеона заканчивалось приказом немедленного изменения способов ведения кампании. На этот раз Пелисье не выдержал и ответил энергичной телеграммой, прося императора не ставить его в положение человека недисциплинированного и неосторожного и не нарушать хороших отношений, установившихся с союзниками. После этого отношения императора и Пелисье стали столь натянутыми, что малейший случай грозил порвать их окончательно.

Таким случаем стал первый штурм, предпринятый им 18 июня, который был отбит, а французы потеряли более 3 тысяч человек. Решив отозвать Пелисье, император написал ему письмо, содержавшее порицание всех его действий. В конце письма стояло: «Я признаю в Вас много энергии, но надо хорошо руководить. Немедленно представьте военному министру в подробностях свой план и отныне не смейте ничего предпринимать, не испросив по телеграфу на то согласие. Если Вы не согласны на это, то сдайте командование армией генералу Ниелю».

Только заступничество генерала Флёри и военного министра спасло Пелисье, который к осени развил изумительную деятельность. 4 августа последовали победа союзников на реке Чёрной, а 27 августа последовал очередной штурм, окончившийся взятием Малахова кургана, что отдало Севастополь в руки осаждающих. Через три дня Пелисье получил поздравительные телеграммы от императора и военного министра о производстве его в маршалы. А по возвращении во Францию в 1856 году взятие Малахова кургана доставило Пелисье звание герцога Малаховского (duc de Malakow).

По окончании Восточной войны Жан-Жак Пелисье был с марта 1858 по май 1859 года французским послом в Англии, а во время австро-итальянской войны 1859 года командовал французскими войсками на Рейне.

С 10 мая по 11 декабря 1851 года (1-й раз) и с 24 ноября 1860 по 22 мая 1864 года был Генерал-губернатором Алжира[2].

См. также

  • Великий канцлер Ордена Почётного легиона (Франция)

Литература

  • (Автор не указан) Военная энциклопедия СПб. т-во И.В. Сытина 1911—1915
Логотип Крымотеки
В Крымотеке есть текст книги Луи Буссенара «Герои Малахова кургана»


Источники

  1. Большая советская энциклопедия.
  2. Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона.
  3. Сетевой ресурс: www.worldstatesmen.org/Algeria.html


Все тексты и изображения, опубликованные в проектах Крымологии, включая личные страницы участников, могут использоваться кем угодно, для любых целей, кроме запрещенных законодательством Украины.