Варвара-Юлиана фон Крюденер

Материал из Крымологии
Перейти к: навигация, поиск

КРЮДЕНЕР (Krüdener) Барбара Юлиана (Варвара-Юлия Криднер) — баронесса фон (урожденная Фитингоф) (22.11.1764 Рига – 25.12.1824 Карасубазар в Таврической губернии, теперь Белогорск), писательница.

писательница
Варвара-Юлиана фон Крюденер
Варвара-Юлиана фон Крюденер.jpg
Период жизни
22 ноября 1764  —  25 декабря 1824
Место смерти

Белогорск

Биография

Ее родители принадлежали к высшему русско-немецкому балтийскому дворянству. Отец был человек образованный, любитель искусств и меценат. Среди учителей, которых он нанимал для своей дочери, был первый танцовщик Европы Вестрис. Для Барбары это было очень важно. Она с детства тянулась к театру.

В восемнадцать лет она покинула родной дом, выйдя замуж за барона Крюденера, русского дипломата, который был старше ее на шестнадцать лет. Он уже дважды был женат и дважды разводился. В то время он был послом в Курляндии. Некоторое время они жили в Митаве, где у них родился сын, а затем барона отправили послом в Венецию.

Здесь секретарь барона Александр Страхеев влюбился в жену своего шефа, но тщательно скрывал это от всех. Когда Крюденер, получив новое назначение, перебрался в 1784 году в Копенгаген, Стахеев все-таки не выдержал и признался в своей страсти, но сказал об этом не жене, а мужу и удалился, чем, по-видимому, сильно огорчил предмет своего поклонения.

В Копенгагене она настолько увлеклась светскими развлечениями и любительскими спектаклями, что врачи предписали ей в 1789 году отправиться на юг лечить расстроенные нервы. Она предпочла жить в Париже. Скучать ей там не приходилось.

Баронесса присутствовала при взятии Бастилии и влюбилась в молодого офицера де Фрежвиля, который помог ей бежать из революционной Франции, переодевшись ее лакеем. Вместе со слугой-любовником она появилась перед своим мужем. Супружеские отношения были порваны, хотя развода не было и временами она возвращалась к своему мужу, убеждая его простить ее. Большую часть времени металась по Европе в поисках новых впечатлений и любовников.

Когда скончался ее муж, ей было под сорок. Она утратила свежесть, и ей стало труднее производить впечатление. Тогда она решила переменить образ жизни. Она стала писательницей. Небольшой роман “Валерия” она издала в Париже в 1803 году и проявила феноменальные способности к рекламе. Роман имел успех. О Крюденер заговорили.

В 1805 году баронесса находилась в Риге. Она ответила на приветствие своего поклонника, и тот упал мертвый, пораженный апоплексическим ударом. Она была уверена, что это предзнаменование. Она только не могла решить, что оно означает. Может быть, она была виной смерти? А может быть, это было предупреждение, что ей пора бросить легкомысленную и беспорядочную жизнь?

Тут как раз она и познакомилась с моравскими братьями, узнала их учение о внезапном пробуждении, стала ревностной его сторонницей и начала распространять его в Европе. Королева Луиза Прусская оказалась очень восприимчивой ученицей. Она писала баронессе Крюденер:

“Вы сделали меня лучшей, чем я была раньше”.

Крюденер отправилась в Карлсруэ к писателю, врачу, мистику, духовидцу и одному из главных духовных учителей Европы Генриху Юнг-Штиллингу. Тот, уверявший, что получает знания непосредственно из высших миров, сообщил, что тысячелетнее царство начнется, скорее всего, в 1816 году и во всяком случае никак не позже 1819 года.

Баронесса отправилась в Эльзас, где в Маркирхе священник Фонтэн, слывший чудотворцем, жил вместе с крестьянкой Марией Куммер, которую считали пророчицей. У пророчицы было откровение о религиозной даме с Севера. Крюденер не сомневалась, что “религиозная дама” – это она. В июне 1808 года она появилась там, где ее уже давно поджидали. Фонтэн встретил ее на пороге своего дома с распростертыми объятиями. Очевидно, она на восемь месяцев стала любовницей Фонтэна и, кажется, она не догадывалась о прошлом этого человека.

Во время революции он был одним из самых ярых и беспощадных якобинцев во Франции. Он травил духовенство, закрывал церкви и грабил страсбургский собор. После победы контрреволюции он не упал духом, изменил взгляды в соответствии с требованиями времени, стал священником и сделался специалистом по изгнанию дьявола. Однако, когда выяснилось, что за три года с 1801 по 1804 он разбазарил все имущество общины, ему пришлось срочно исчезнуть.

Крюденер путешествовала из города в город и проповедовала, поражая своих слушателей пророчествами и рассказывая о борьбе между темным ангелом – Наполеоном и светлым – Александром I. Она прошла по всей Швейцарии. Она переполошила Базель, и власти вынуждены были изгнать ее оттуда. В Бадене ее приветствовала восторженная толпа. У нее целовали руки и края платья. Из Бадена ее тоже выслали.

В 1814 году фрейлина Р.С. Стурдза, с которой баронесса Крюденер сблизилась в Карлсруэ, познакомила ее с императрицей Елизаветой Алексеевной. Однако внутренний голос говорил баронессе, что это только начало. Ей предстояло сблизиться и с самим Александром I. И она сделала все, чтобы их встреча состоялась, как можно скорее.

Крюденер писала фрейлине письма полные таинственных предсказаний, а та показала одно из писем императору, велевшему ей написать баронесса, что встречу с ней он сочтет за счастья. Между тем баронесса писала фрейлине, что ей открылось величие миссии императора и что есть множество вещей, которые она должна ему сообщить.

4 июня 1815 года Александр I прибыл в Хейльбронн, где находилась главная квартира русской армии. Потом император рассказывал Стурдзе:

“Первым моим движением было взять книгу, которая всегда со мною; но отуманенный рассудок мой не проникал в смысл читаемого; мысли мои были бессвязны, сердце стеснено. Я оставил книгу и думал, каким бы утешением была для меня в эту минуту беседа с сочувствующим душевно мне человеком. Эта мысль напомнила мне о вас и о том, что вы мне говорили о г-же Крюденер, а также и о желании, высказанном мною вам, познакомиться с нею... Не успел я остановиться на этой мысли, как я услышал стук в дверь. Это был князь Волконский; с видом нетерпения и досады он сказал мне, что поневоле беспокоит меня в такой час только потому, чтобы отделаться от женщины, которая настоятельно требует свидания со мною, и назвал госпожу Крюденер... Мне казалось, что это сновидение... Я принял ее тотчас же.”

Через два дня император переехал в Гейдельберг. Там же неподалеку от его дома поселилась и баронесса Крюденер. По вечерам баронесса беседовала с императором, и эти разговоры разгоняли его тоску.

Когда русские войска вошли в Париж, Александр I пригласил туда баронессу Крюденер. Она остановилась в отеле недалеко от Елисейского дворца. Опять они вместе проводили вечера в беседах и молитвах.

Госпожа Крюденер писала:

“Он обязан бывать иногда в свете, но он никогда не отправляется на спектакли или на балы, и он говорил мне, что эти вещи производят на него впечатление похорон, и что он уже не может понимать светских людей, предлагающих ему удовольствие”.

Через некоторое время отношение императора к Крюденер резко изменилось. Вспоминая впоследствии о встречах с баронессой, император писал:

“Я очень скоро увидел, что этот свет был ничто иное, как блудящий огонь”.

Охлаждение к Крюденер особенно усилилось, когда она стала проповедовать освобождение греков от турецкого владычества, которое, по словам баронессы, непременно должен был осуществить Александр I.



Все тексты и изображения, опубликованные в проектах Крымологии, включая личные страницы участников, могут использоваться кем угодно, для любых целей, кроме запрещенных законодательством Украины.