КФССР в Великой Отечественной войне

Материал из Крымологии
Перейти к: навигация, поиск
НАДОЕЛА ВИКИПЕДИЯ? ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!


Статья размещена администрацией
Крымологии

(как дополнительная к основному содержанию энциклопедии)

Крымология — объединение краеведческих энциклопедий Крыма, Чернигова, Твери и Киева


Каре́ло-Фи́нская ССР во вре́мя Вели́кой Оте́чественной войны́ — период Великой Отечественной войны с 1941 по 1944 год на территории Республики Карелия[1].

Начальный период

Мобилизация

22 июня 1941 года, с первых часов объявления войны, состоялся Петрозаводский общегородской митинг на котором жители Петрозаводска в массовом порядке подавали заявления с просьбой направить их на фронт. Хотя согласно Указу Президиума Верховного Совета от 22 июня 1941 года призыву подлежали военнообязанные 1905-1918 годов рождения, по докладу военного комиссара Карело-Финской СССР И. М. Макарова, Вооружённые Силы СССР в первый месяц войны получили от КФССР свыше 10 тысяч добровольцев[2].

Истребительные батальоны и части народного ополчения

Истребительные батальоны стали формироваться согласно принятому постановлению СНК СССР от 24 июля 1941 года «Об охране предприятий и учреждений». По данным на 7 июля 1941 года в КФССР насчитывалось 38 батальонов с численностью личного состава более 4500 человек.

Личный состав батальонов формировался на добровольной основе из граждан, не подлежащих обязательной мобилизации. Батальоны направлялись на передовую, в места прорыва противником линии фронта, а также на уничтожение диверсантов и бандитских формирований в тылу. Командирами батальонов назначались, как правило, сотрудники НКВД или руководители местных партийных органов. Общее руководство истребительными батальонами осуществлялось НКВД КФССР.

5 июля 1941 года Совнарком и ЦК Компартии КФССР приняли постановление «О создании отрядов народного ополчения». К началу августа 1941 года в Карелии действовали 3 полка, 32 батальона и 5 отдельных рот ополчения, в которых состояло свыше 22 тысяч бойцов. Народное ополчение состояло из добровольцев, независимо от возраста. Во главе подразделений ополчения стояли офицеры запаса. Ополченцы несли охрану мостов, дорог и других важных объектов, а в первые месяцы войны являлись резервом для пополнения войск на фронте[3].

Эвакуация

Из республики эвакуировалось в Вологодскую, Архангельскую и Челябинскую области, Башкирскую, Чувашскую, Удмуртскую, Татарскую и Коми автономные республики свыше 300 тысяч жителей КФССР.

Было эвакуировано оборудование и имущество более 290 промышленных предприятий, в том числе Онежский тракторный заводКрасноярск), Кондопожский ЦБК, Сегежский ЦБК, петрозаводские слюдяная и лыжная фабрики.

Были переправлены в другие районы СССР более 127 паровозов, более 150 тысяч голов скота.

Государственные и партийные органы республики передислоцировались в Медвежьегорск, затем в Беломорск[4] .

Период оккупации (1941—1944)

Железнодорожный вокзал Петрозаводска (1942)

15 июля 1941 года маршал Маннергейм отдал приказ об организации Управления оккупированных территорий — Военного управления Восточной Карелии (ВУВК). Начальником Управления был назначен подполковник В. Котилайнен. Штаб ВУВК находился в оккупированном Петрозаводске, штат управления насчитывал 2917 человек. Территория, подчинённая Управлению, была разделена на округа: Олонецкий, Масельгский и Беломорский[5].

Положение на оккупированных территориях

С 1941 по 1944 год бо́льшая часть Карело-Финской ССР (восточная Карелия) была оккупированна. Две трети территории Карелии попали под контроль финских войск.

Одним из ключевых решений, которое было принято в отношении населения Восточной Карелии при её оккупации, было разделение по этническому принципу. К национальному, занимавшему привилегированное положение, населению были отнесены так называемые «родственные народы»: карелы (39,6 % от всего населения), финны (8,5 %), ингерманландцы, вепсы, эстонцы, мордва. В группу «ненационального» населения попали русские (46,7 %), украинцы (1,3 %) и прочие народы. Основанием для определения национальности служила национальность родителей, в число прочих факторов входили родной язык и язык, на котором велось обучение. Принадлежность к той или иной группе влияла на зарплату, распределение продовольствия, свободу передвижения[6]. «Неродственное» население предполагалось выселить на территорию РСФСР, оккупированную Германией, для чего ещё 8 июля 1941 г. главнокомандующий финляндскими войсками Маннергейм отдал приказ о его заключении в концентрационные лагеря[7]. Основанием для заключения являлись такие факторы, как нежелательное присутствие лиц на территории с точки зрения военного управления, политическая неблагонадежность. Отправке в лагеря также подлежали лица, чьё нахождение на свободе было признано нецелесообразным[8].

Из более чем 64 тыс. советских граждан, прошедших через финские концентрационные лагеря, по финским данным, умерло более 18 тыс.[9]. В финские концлагеря было также помещено около 24 тыс. человек местного населения из числа этнических русских, из которых, по финским данным, около 4 тыс. погибло от голода[10][11].

Финская разведывательная деятельность

Файл:Протокол допроса СМЕРШа 1943.JPG
Протокол допроса СМЕРШем агента финской разведки, выпускника финской разведшколы, арестованного в Вологодской области. Рассказ о петрозаводской разведшколе. 1943

Финская разведка в лагерях военнопленных активно осуществляла вербовку агентуры для засылки на территорию СССР через линию фронта. С целью подготовки агентов в 1942 году была создана Петрозаводская разведшкола, находившаяся на улице Гоголя.

Срок подготовки агентов в школе (кроме радистов) был от одного до трёх месяцев. Изучались следующие предметы: лыжная подготовка, картография, радиодело, диверсионное дело, агентурная подготовка (вербовка). Агенты перебрасывались в советский тыл группами, в основном по двое, обычно под видом красноармейцев — на самолётах, гидросамолётах, лодках. 1600 военнопленных были переданы финской разведкой для использования в разведывательных органах Германии[12]Шаблон:Проверить авторитетность.

Начальником разведывательной школы с июня 1943 по февраль 1944 был бывший командир 2-го батальона 268-го стрелкового полка 186-й стрелковой дивизии РККА А. В. Владиславлев, до того старшина финского концлагеря № 1 для пленных советских офицеров. После перемирия с СССР Владиславлев написал официальное заявление с просьбой оставить его в эмиграции на территории Финляндии, однако он был выдан Советскому Союзу и в мае 1945 расстрелян.

Концентрационные лагеря

Целью создания финских концлагерей было предотвращение сотрудничества местного населения с советскими партизанами и эксплуатация заключенных в качестве дешевой рабочей силы.

Система массового уничтожения людей, как в нацистской Германии, не применялась и даже не рассматривалась.

Первый концентрационный лагерь для советских граждан славянского происхождения, в том числе женщин и детей, был создан 24 октября 1941 года в Петрозаводске.

В концентрационные лагеря направлялось «неродственное» (в основном этническое русское) население[13][14]. Приказ Маннергейма был выполнен не до конца, что видно из статистики численности населения концентрационных и трудовых лагерей. При общей численности населения оккупированных территорий Карелии примерно 86 000 человек, численность заключённых лагерей достигла своего пика (23 984 человека) в апреле 1942 г. и снизилась до 14 917 к январю 1944 г.[15] В это число также входили примерно 10 000 жителей севера Ленинградской области, переселённые от линии фронта в лагеря, в основном петрозаводские[16]. Таким образом, бóльшая часть «неродственного» населения Карелии, несмотря на приказ, оставалась на свободе.

Динамика численности заключённых в финских концентрационных лагерях в Карелии:

Всего на территории оккупированной Карелии действовало десять финских концентрационных лагерей, из них шесть в Петрозаводске[17]Шаблон:Противоречие2. За годы оккупации через них прошло около 30 тысяч человек[18]. Около трети из них погибло[источник не указан 3598 дней]. В эту статистику не входят данные о лагерях военнопленных, первые из которых начали создавать ещё в июне 1941 года и режим в которых мало чем отличался от режима концентрационных лагерей.

В своём письме домой 17 апреля 1942 года известный финский политический деятель и депутат сейма Вяйне Войонмаа () писал[19]:
…из 20-тысячного русского населения Ээнислинна, гражданского населения 19 тысяч находятся в концлагерях и тысяча на свободе. Питание тех, кто пребывает в лагере, не очень-то похвалишь. В пищу идут лошадиные трупы двухдневной давности. Русские дети перерывают помойки в поисках пищевых отходов, выброшенных финскими солдатами. Что сказал бы Красный крест в Женеве, если бы знал о таком…

Из-за плохого питания в финских концентрационных лагерях уровень смертности был очень высок, в 1942 году он был даже выше, чем в немецких концлагерях (13.7 % против 10,5 %)[20]. По финским данным, во всех «переселенческих» лагерях с февраля 1942 года по июнь 1944 года умерли от 4 000 (из них примерно 90 % в 1942 году)[21] до 4 600[10] человек, или 3 409 человек по персональным спискам, в то время как, по свидетельству бывшего заключённого А. П. Коломенского, в обязанности которого входило вывозить и захоранивать трупы умерших из «переселенческого» лагеря № 3, только за 8 месяцев с мая по декабрь 1942 года и только в этом лагере погибли 1 014 человек[22].

Заключённые финских концлагерей, как и немецких, отрабатывали «трудовую повинность». На принудительные работы направляли с 15-летнего возраста, а в «трудовом» лагере в Кутижме — даже 14-летних подростков[23], состояние здоровья не учитывалось[24]. Обычно рабочий день начинался в 7 часов и продолжался до 18-19 часов, на лесозаготовках — до 16 часов с часовым летом или двухчасовым зимой перерывом на обед[25]. Поскольку мужчины были призваны в армию в первые дни войны, большинство «рабочей силы» в лагерях составляли женщины и дети. В 1941—1942 годах работу заключённых лагерей не оплачивали, после поражения немцев под Сталинградом стали платить от 3 до 7 финских марок в день, а непосредственно перед заключением перемирия ещё больше — до 20 марок (по свидетельским показаниям А. П. Коломенского)[26].

Файл:Fin Con camp.jpg
Фотография концлагеря (т. н. «переселенческого» лагеря), располагавшегося в Петрозаводске в районе Перевалочной биржи на Олонецкой улице. Снимок сделан военным корреспондентом Галиной Санько после освобождения Петрозаводска летом 1944 года, использовался советской стороной на Нюрнбергском процессе.[27].

Особой жестокостью по отношению к заключённым отличалась охрана «переселенческого» лагеря № 2, неофициально считавшегося «лагерем смерти» (в этот лагерь направляли «недостаточно лояльных» заключённых), и его комендант, финский офицер Соловаара (), осуждения которого как военного преступника после войны безуспешно добивались советские власти. В мае 1942 года он на построении лагеря устроил показательное избиение заключённых, из-за того, что они просили милостыню. За попытки уклониться от лесозаготовок или отказаться от работ финские солдаты подвергали заключённых телесным наказаниям на глазах всех работающих для того, чтобы, как выражались финны, «другие учились»[28].

Всего, по данным К. А. Морозова, за 1941—1944 годы в Карелии погибло около 14 000 мирных жителей.

Финский офицер прощается с хозяевами (Петрозаводск).

Список концентрационных лагерей и тюрем на территории Карелии

Из более чем 64 тысяч советских граждан, прошедших через финские концентрационные лагеря, по финским данным, умерло более 18 тыс.[9]. В финские концлагеря было также помещено около 24 тыс. человек местного населения из числа этнических русских, из которых, по финским данным, около 4 тыс. погибло от голода[10][11].

Согласно Справочнику Фонда взаимопонимания и примирения Российской Федерации (Росархив, Москва, 1998 г.) на территории Карело-Финской ССР в годы войны находилось 17 концлагерей и тюремШаблон:Противоречие2:

  1. Центральная тюрьма п. Киндасово
  2. Территориальная тюрьма Кестеньги
  3. Концлагерь Киннасваара
  4. Концлагерь Колвасярви (Куолоярви)
  5. Лагеря для перемещённых лиц (1 ЦВА Восточная Карелия)
  6. Концлагерь Абакумов—Бузянская
  7. Концлагерь Хабаров—Клеева
  8. Концлагерь Климанов—Лисинский
  9. Концлагерь Ляпсин-Орехов
  10. Концлагерь Орлов—Сименков
  11. Концлагерь Семереков—Свиридов
  12. Концлагерь Тахуилов—Звездин
  13. Концлагерь Хепосуо
  14. Концлагерь Паалу
  15. Концлагерь Видлицы
  16. Концлагерь Совхоза
  17. Концлагерь Ильинское

Также существовали 7 концентрационных лагерей в Петрозаводске:

  1. Концлагерь № 1, располагался на Кукковке (ныне — Старая Кукковка)
  2. Концлагерь № 2, располагался в бывших домах Северной точки
  3. Концлагерь № 3, располагался в бывших домах Лыжной фабрики
  4. Концлагерь № 4, располагался в бывших домах Онегзавода
  5. Концлагерь № 5, располагался в Железнодорожном посёлке (в годы войны — Красная Горка)
  6. Концлагерь № 6, располагался на Перевалочной бирже
  7. Концлагерь № 7, располагался на Перевалочной бирже

Преследование обвиняемых в военных преступлениях

Никто из финских военных, обвиняемых в военных преступлениях, не понёс наказания за преступления против человечности и военные преступления, в отличие, например, от нацистских военных преступников и коллаборационистов из республик Прибалтики и Украины.

После окончания войны руководитель Союзнической Контрольной комиссии А. А. Жданов передал 19 октября 1944 года премьер-министру Финляндии У. Кастрену список, в котором значился 61 человек, которых советская сторона требовала задержать за военные преступления.[13] Из лиц, перечисленных в списке, кроме военных комендантов 34 человека были на службе в штабе Военного управления, в основном в концлагерях, и шесть человек — в лагерях военнопленных. По списку с октября 1944 года по декабрь 1947 года финскими властями было задержано 45 человек, из которых 30 были освобождены за отсутствием вины, 14 наказаны незначительными сроками лишения свободы за конкретные уголовные преступления (вскоре освобождены) и один — штрафом. Остальные так и не были разысканы, при этом финские власти ссылались на «неясность» списка, а советская сторона не настаивала на его уточнении, хотя имела для этого все возможности. В частности, бывшие военные коменданты В. А. Котилайнен и А. В. Араюри после войны уехали из Финляндии. Их имена также были в списке, их обвиняли в неравном распределении продуктов (что привело к смерти от голода и болезней многих заключённых концлагерей) и использовании детского труда. С обоих обвинение было снято после их возвращения в Финляндию в 1948 и 1949 годах. На основании финских документов оба они обвинялись в нацизме, но уже в конце 40-х годов финские юристы сняли с них это обвинение. По мнению доктора права Ханну Рауткаллио, никакого состава преступления в сущности не было: «Правду в отношении к гражданскому населению надо искать между крайностями. Там, конечно, были отклонения, но комиссия Куприянова в своём рапорте объявила преступным почти всё, что делали финны».

Финских военных, обвиняемых в военных преступлениях, и коллаборационистов, оказавшихся в плену или задержанных советскими военными властями, судили советские трибуналы. Все они получили значительные сроки и смогли вернуться на родину только после амнистии, объявленной Хрущевым в 1954 году.

Подпольное движение

Этот раздел не завершён. Вы поможете проекту, исправив и дополнив его.

Партийными и советскими органами власти КФССР с первых дней войны в Карелии были организованы подпольные группы и партизанские отряды.

Положение на неоккупированных территориях

Этот раздел не завершён. Вы поможете проекту, исправив и дополнив его.

На территориях, которые удерживались Советским Союзом, продолжали существовать органы власти республики. Cтолица была перенесена в Беломорск, где находились руководящие органы и штаб командования Карельским фронтом[29].

Общий ущерб экономике Карело-Финской ССР в период оккупации оценивается в 20 млрд. советских рублей (в довоенных ценах): были полностью разрушены 84 и частично разрушены ещё 409 населённых пунктов, выведены из строя Кировская железная дорога и сооружения Беломоро-Балтийского канала, разрушены 200 промышленных предприятий[30].

Карельский тыл

Этот раздел не завершён. Вы поможете проекту, исправив и дополнив его.

По неоккупированным территориям Карелии пролегали важнейшие пути сообщения. Так, по вновь построенной железнодорожной ветке Сорокская (Беломорск) — Обозерская, связавшей Кировскую и Северную железные дороги грузы доставлялись из Центральной России в Мурманск и обратно, в том числе полученные от союзников по ленд-лизу.

Освобождение Карелии

Этот раздел не завершён. Вы поможете проекту, исправив и дополнив его.

См. также

Примечания

Библиография

  • [Сетевой ресурс: elibrary.karelia.ru/book.shtml?levelID=012002007&id=2450&cType=1 Сулимин С., Трускинов И., Шитов Н. Чудовищные злодеяния финско-фашистских захватчиков на территории Карело-Финской ССР. Сборник документов и материалов. — Государственное издательство Карело-Финской ССР. 1945.]
  • Морозов K. A. Карелия в годы Великой Отечественной войны 1941—1945. — Петрозаводск, 1975.
  • С. С. Авдеев. Немецкие и финские лагеря для советских военнопленных в Финляндии и на временно оккупированной территории Карелии 1941—1944 гг. — Петрозаводск, 2001.
  • [Сетевой ресурс: oralhist.karelia.ru/Libr/almanach_03.pdf Устная история в Карелии: сборник научных статей и источников. Вып. 3. Финская оккупация Карелии (1941—1944) / Науч. ред. А. В. Голубев, А. Ю. Осипов. — Петрозаводск: Изд-во ПетрГУ, 2007. — 212 с.]
  • [Сетевой ресурс: www.litrossia.ru/archive/38/soul/901.php Сергей Анчуков. Финский ракурс. //«Литературная Россия» № 18 04.05.2001]
  • [Сетевой ресурс: www.gov.karelia.ru/gov/Karelia/759/46.html Алексей Укконе. Как защититься от «социальной защиты»? //«Карелия» № 59 31.05.2001]
  • [Сетевой ресурс: kspu.ptz.ru/projects/war/index.files/page0022.htm В огне оккупационного режима]
  • [Сетевой ресурс: around.spb.ru/finnish/pietola/pietola1.php Эйно Пиэтола. Военнопленные в Финляндии 1941—1944.]
  • Хельге Сеппяля. [Сетевой ресурс: www.priozersk.ru/1/text/0005_1.shtml Финляндия как оккупант в 1941−1944 годах.]


Все тексты и изображения, опубликованные в проектах Крымологии, включая личные страницы участников, могут использоваться кем угодно, для любых целей, кроме запрещенных законодательством Украины.