Косцюшко-Валюжинич, Карл Казимирович

Материал из Крымологии
Перейти к: навигация, поиск
Карл Казимирович Косцюшко-Валюжинич
Карл Казимирович Косцюшко-Валюжинич.jpg
Период жизни
20 апреля 1847  —  14 декабря 1907
Места жительства

Севастополь

Место смерти

Севастополь

Карл Казимирович Косцюшко-Валюжинич основал Херсонесский музей, положил начало его библиотеке и архиву, сделал городище экспозицией под открытым небом, вел реставрационные работы, организовал охрану и популяризацию памятников, наладил тщательную фиксацию раскопок с помощью чертежей и фотографий, распространил раскопки за пределы города - на Гераклейский полуостров[1].

Биография

Родился Карл Казимирович Косцюшко-Валюжинич 20 апреля 1847 г. в г. Могилеве, в семье мелкопоместного дворянина польского происхождения. Вырос в имении Новое Село, расположенном в непосредственной близости от нынешней белорусско-латвийской границы, на правом берегу Западной Двины, в устье речки Росица.

В августе 1859, в возрасте 12 лет, сын титулярного советника Николай Карл Косцюшко-Валюжинич поступил в приготовительное отделение Института Корпуса горных инженеров в Санкт-Петербурге. В то время это было престижное закрытое военное учебное заведение, славившееся высоким уровнем образования, в него принимали, в основном, детей небогатых дворян.

В 1865 г., не закончив учебу, Косцюшко-Валюжинич покинул Петербург и возвратился домой, где, как сказано в автобиографии, «занимался сельским хозяйством в имении отца».

В 1868 году поступил на службу в Управление Динабургско-Витебской железной дороги в должность помощника главного инженера.

С 1879 г. судьба его связана с г. Севастополем, куда он переехал по причине заболевания легких и стал работать в управлении другой железной дороги - Лозово-Севастопольской, в должности сначала конторщика, а затем – старшего бухгалтера-счетовода. Оставив службу в 1881 г., он, обладая некоторым состоянием, приобрел в городе дом и занялся изучением истории Крыма, а также стал неофициальным редактором газеты «Севастопольский листок».

В 1881 году он оставил службу и, приобретя в Севастополе дом, занялся изучением истории Крыма, стал неофициальным редактором газеты «Севастопольский листок».

В 1882 году им был организован в Севастополе Кружок любителей истории и древностей Крыма, с музеем и библиотекой. Членами кружка были многие высокопоставленные лица тогдашнего Севастополя, в т. ч. градоначальник, губернатор, капитан над портом и др.

Зарекомендовав себя человеком безупречной честности и аккуратности в делах, Карл Казимирович был в январе 1885 г. избран товарищем (т.е. – заместителем – Л.Г.) директора Севастопольского городского банка, а также – членом, а позднее и председателем Совета Севастопольского общества взаимного кредита.

С января 1885 года Косцюшко-Валюжинич исполнял обязанности товарища директора Севастопольского городского банка.

С конца 1885 г. К.К. Косцюшко-Валюжинич являлся действительным членом Императорского Одесского общества истории и древностей. Увлечение древней историей, редактирование «Севастопольского листка», общественные обязанности – Карлу Казимировичу явно было тесно за банковской конторкой.

По свидетельству современников, занятия археологией были его заветной мечтой. Известно, что Карл Казимирович даже обращался в Императорскую Археологическую Комиссию с прошением о назначении его на вакантное место директора Керченского музея. К счастью для Херсонеса в этом ему было отказано.

В 1888 году К. К. Косцюшко-Валюжинич, по рекомендации вице-президента Одесского общества В. Н. Юргевича, стал производителем работ и впоследствии заведующим «Складом местных древностей» — археологического музея в Херсонесе Таврическом, который был построен по настоянию Карла Казимировича на берегу Карантинной бухты.

На этом посту, который он занимал почти 20 лет, в полной мере раскрылся его талант, нашлось приложение силам и способностям. Именно Косцюшко-Валюжинич произвел масштабные раскопки площади древнего городища, превратив его в «Русские Помпеи». Им были открыты жилые кварталы и улицы, лавки и мастерские, общественные здания (в том числе т.н. Монетный двор), богато декорированные церкви с мозаичными полами, система водоснабжения, превосходной сохранности оборонительные сооружения. Производил Карл Казимирович раскопки и за пределами Херсонеса – в районе мыса Фиолент и на берегу Казачьей бухты. Огромное количество археологических находок, лучшие из которых отправлялись в Императорский Эрмитаж «для Высочайшего обозрения», привлекло внимание к Херсонесу царской семьи. Бюджет раскопок был увеличен за время заведования Косцюшко-Валюжинича с 2 до 10 тыс. рублей, что сделало Херсонес самым крупным археологическим предприятием в Российской империи.

К 1892 году Карл Казимирович Косцюшко-Валюжинич был избран членом Императорской Археологической комиссии, состоял действительным членом или членом-корреспондентом многих научных обществ того времени, в том числе Московского нумизматического общества, Таврической ученой архивной комиссии и др. Крупномасштабные раскопки Херсонеса в полной мере послужили развитию науки о древностях. Благодаря трудам К.К. Косцюшко-Валюжинича смогли появиться книги - Д.В. Айналова «Развалины храмов», В.В. Латышева “Inscriptiones antiquae orae Septentrionalis Ponti Euxini” и множество других, не менее значительных изданий.

Из воспоминаний современника Карла Казимировича - С.П. Шестакова, учёного, автора «Очерков по истории Херсонеса в VI - X веках по Р. Хр.»:

« …Беззаветно преданный своему делу этот скромный труженик, в своем уединенном жилище на пустынных берегах, где когда-то кипела бойкая жизнь торгового греческого города, шаг за шагом вскрывая вещественные и письменные памятники его былого; под его неусыпным надзором, по его плану производились раскопки, приведшие к весьма важным и неожиданным результатам. Но не одни крупные находки, вроде открытия стен древнего греческого города ниже уровня почвы позднейшего Херсонеса или крестообразного храма, открытого в 1902 г. привлекают внимание к его деятельности, как блюстителя раскопок на месте древнего Херсонеса. Особенно ценно было то, что для него не было мелочей в излюбленном им деле. Каждый осколок древней поливной посуды, каждый невидный обломок предмета обихода или церковной утвари языческого или христианского Херсонеса, при его многолетней опытности в деле изучения херсонесской старины, говорил ему многое, тотчас находил себе место в том или другом отделе небольшого музея на месте развалин древнего города, где с такою тщательностью были им собираемы и классифицируемы предметы херсонесской древности разных эпох.

Мне вспоминается мое знакомство с приветливым и симпатичным хозяином херсонесских раскопок летом 1903 г., когда мне удалось воспользоваться его руководством при ознакомлении с памятниками Херсонеса, вспоминается его живое и увлекательное слово о Херсонесе и его древностях, не сходивших с его языка во время наших бесед на берегу ли моря или в маленьком кабинетике Косцюшко-Валюжинича, подле его детища – его Херсонесского музея, никогда не пустовавшего, причем частые посетители всегда встречали со стороны Косцюшко-Валюжинича готовность к объяснению древностей. Видно было, что этот человек весь живет своими историческими и археологическими интересами и не может не делиться ими с окружающими.

»

Личная жизнь

Совсем немного сведений сохранилось о частной жизни Косцюшко-Валюжинича, так как его семейный архив не сохранился. Известно, что исповедания он был римско-католического, женат на православной Марии Павловне, а также то, что у него было семеро детей – трое сыновей (Петр, Павел и Дмитрий) и четыре дочери (Любовь, Елизавета, Мария и Ксения).

Все, что причиняло вред Херсонесу, он воспринимал как личную драму: строительство монастырских зданий и разбивку цветников, возведение на городище артиллерийских батарей. Он боролся, как мог, но и с ним боролись – один из настоятелей монастыря писал на него доносы, обвиняя его, католика, в заведомой враждебности к православной обители; председатель Археологической Комиссии граф А.А. Бобринский объяснял ему, что интересы Военного ведомства превыше археологических; маститые ученые, бывая в Херсонесе проездом, критиковали его раскопки, «ведущиеся без определенного плана» и систему хранения экспонатов в музее. Карл Казимирович аккуратно подшивал все эти документы, снабжая пометкой: «Для будущего историка Херсонесского музея»[2].

Умер Карл Казимирович Косцюшко-Валюжинич 14 декабря 1907 г. в Севастополе, в лечебнице Красного Креста, от воспаления легких. Похоронен был в Херсонесском монастыре, как сказано в некрологе, - «католическим и православным духовенством совместно». Его могила с надгробием, которое представляет собой обломок мраморной колонны с надписью, сохранилась на территории заповедника «Херсонес Таврический». Она расположена на аллее, ведущей к морю.

Надгробие на могиле К.К.Косцюшко-Валюжинича.jpg

Научное наследие К.К. Косцюшко-Валюжинича составляет обширный архивный фонд (более 5 тыс. ед. хранения) – это рукописи отчетов в Археологическую комиссию, дневники, фотографии и чертежи, документирующие процесс раскопок, переписка с ведущими научными учреждениями.

Материалы научного архива Косцюшко-Валюжинича до сих пор служат источником для изучения истории и археологии Херсонеса Таврического.

Примечания



Все тексты и изображения, опубликованные в проектах Крымологии, включая личные страницы участников, могут использоваться кем угодно, для любых целей, кроме запрещенных законодательством Украины.