Лаппо-Данилевский, Александр Сергеевич

Материал из Крымологии
Перейти к: навигация, поиск
академик
Александр Сергеевич Лаппо-Данилевский
Александр Сергеевич Лаппо-Данилевский.jpg
Период жизни
27 января 1863  —  7 февраля 1919
Место рождения

Гуляй-Поле

Места жительства

Симферополь

Научная сфера

история

Место смерти

Петроград

Александр Сергеевич Лаппо-Данилевский (1863-1919) — академик, русский историк.

Владимир Иванович Вернадский оставил в дневнике за 1919 год следующую запись:

« ...В газетах сегодня о смерти Алекс. Серг. Лаппо-Данилевского. Все уже круг близких. Ему легче, что он умер. […] Исключительная, совершенно выдающаяся образованность и глубина исканий делает эту фигуру такой, которую не забудут. Две смерти – Лаппо-Данил[евский] и Туган-Бар[ановский][1]. Оба крупные порождения русской культуры, ее исключительного богатства, красоты и мощи. »

Биография

Александр Сергеевич Лаппо-Данилевский родился 15 (27) января 1863 года в имении Удачное близ села Гуляй-Поле Верхнеднепровского уезда Екатеринославской губернии в семье уездного предводителя дворянства. Хорошее домашнее образование позволило ему еще в раннем возрасте овладеть тремя иностранными языками, получить основы музыкальной культуры. Особую роль в воспитании сына сыграла мать, Наталия Феодоровна, урожденная Чуйкевич, которая впоследствии свыше десяти лет возглавляла симферопольскую женскую гимназию.

С назначением отца, Сергея Александровича, в 1873 году Таврическим вице-губернатором, семья переехала в Симферополь. В том же году 10-летний Александр поступил в первый класс старейшего и авторитетнейшего учебного заведения Крыма – Первой симферопольской мужской гимназии, которую окончил в 1882 году с золотой медалью. Вот, что писал в 1919 году о гимназических годах Лаппо-Данилевского замечательный крымовед, многолетний председатель Таврической ученой архивной комиссии (ТУАК) Арсений Иванович Маркевич, первым приступивший к разработке темы «Александр Лаппо-Данилевский – воспитанник симферопольской гимназии»:

« ...Во все время пребывания в гимназии он был всегда лучшим учеником в классе, и имя его не сходило с классной и гимназической золотой доски. Как хороший декламатор и пианист, он выступал обычно на гимназических литературно-музыкальных вечерах. Еще на школьной скамье, в бытность А.С. учеником гимназии, стали обнаруживаться и его научные интересы и стремления. Они выражались и в его занятиях и в докладах на т.наз. литературных беседах, его письменные работы отличались и серьезностью обработки вопроса и прекрасным изложением. И товарищи и преподаватели видели в нем будущего ученого, профессора. Тогда же выяснилось, что той наукой, которой он отдаст свои силы, будет русская история... »

Имело, вероятно, значение и то обстоятельство, что преподавателем истории в симферопольской гимназии был в то время молодой и полный кипучей энергии Ф.Ф. Лашков, сам усиленно занимавшийся научным изучением и обследованием архивных материалов по истории Крыма»[2].

Эти свидетельства Маркевича, основанные на архивных материалах симферопольской гимназии, в наши дни следует признать уникальными. Дело в том, что в результате недавно проведенного специального тщательного обследования архива гимназии не удалось обнаружить ни одного документа, написанного Лаппо-Данилевским (включая его выпускное сочинение 1882 года), в то время как документы других учеников сохранились достаточно полно[3].

К сказанному Маркевичем следует добавить, что влияние Федора Федоровича Лашкова, одного из деятельнейших членов ТУАК, выразилось, вероятно, еще и в том, что членом этой знаменитой крымской историко-краеведческой организации, существовавшей в 1887 – 1923 годах, становится в 1889 году и Лаппо-Данилевский. Известно также, что впоследствии, покинув Симферополь, Лаппо-Данилевский состоял в переписке с Лашковым; следовательно, в личном архиве Лашкова должны были храниться и письма Лаппо-Данилевского. Увы, архив Лашкова, погибшего от рук грабителей в 1917 году, разделил судьбу своего владельца[4].

В 1882 – 1886 годах Лаппо-Данилевский обучался на историко-филологическом факультете Петербургского университета, после окончания которого был оставлен кандидатом для подготовки к профессорскому званию.

Первую свою значительную работу Лаппо-Данилевский посвятил истории малой родины; написанное им еще в студенческие годы сочинение «Скифские древности» в 1887 году было напечатано. Три года спустя 27-летний ученый защитил магистерскую диссертацию на тему «Организация прямого обложения в Московском государстве со времен Смуты до эпохи преобразований».

Диссертация (как, впрочем, и все последующие труды Лаппо-Данилевского) была основана на огромном количестве впервые введенного в научный оборот архивного материала. В 1899 году, после издания еще нескольких фундаментальных работ по социально-экономической истории России XVII – XVIII веков, в небывало молодом для историка 36-летнем возрасте Лаппо-Данилевский избирается академиком.

После защиты магистерской диссертации в звании приват-доцента Лаппо-Данилевский начал читать в университете курсы лекций по русской истории и историографии (истории исторической науки), которые постепенно сменяются спецкурсами и семинарами по дипломатике частных актов, теоретическим проблемам источниковедения и философии истории.

В 1910 – 1913 годах в двух частях вышел главный теоретический труд Лаппо-Данилевского «Методология истории». В нем ученый обосновывал историю как «науку о культуре». Этот труд, подвергавшийся в советской историографии жесточайшей критике за «неокантианский идеализм», признававшийся историками-марксистами «ярким проявлением глубокого идейного упадка буржуазно-дворянской исторической мысли периода империализма», оказал, как установили современные исследователи, могучее влияние на мировую науку, в том числе на учение академика Вернадского о ноосфере.

Последней крупной работой Лаппо-Данилевского, оставшейся, к сожалению, неоконченной, стала рукопись «История политических идей в России в XVIII веке в связи с развитием ее культуры и ходом ее политики». Первая часть этого труда была издана в Москве в 1990 году под названием «История русской общественной мысли и культуры XVII – XVIII веков».

… В Симферополь Лаппо-Данилевский приезжал почти ежегодно, последний раз – в 1917 году в связи с кончиной матери. Тогда же он встречался с председателем ТУАК Маркевичем и имел с ним беседу о путях реорганизации архивного дела в России.

Александр Сергеевич Лаппо-Данилевский скончался 7 февраля 1919 года, в разгар Гражданской войны, в Петрограде.

Знаменитый социолог Питирим Александрович Сорокин, навестивший академика за день до смерти, вспоминал: «Сегодня после обеда хоронили академика Лаппо-Данилевского. На прошлой неделе, когда я посещал его, он выглядел живым скелетом. Слабо улыбаясь, он рассказал, что несколькими днями ранее, по дороге в академию, упал и слегка повредил ногу. Три дня спустя я навестил его в больнице, где ему сделали хирургическую операцию. Лежа в больничной койке, этот умирающий человек читал «Феноменологию духа» Гегеля. «Никогда не было времени внимательно проштудировать ее, — прошептал он. – Начну сейчас». На следующий день он скончался»[5].

Весть о кончине Лаппо-Данилевского добиралась до белого Крыма кружным путем, через Одессу, довольно долго. Поэтому некролог «Академик А.С. Лаппо-Данилевский», написанный одним из его учеников, профессором кафедры русской истории Таврического университета Г.В.Вернадским, был напечатан в симферопольской газете «Таврический голос» лишь 4 (17) апреля 1919 года. Георгий Владимирович писал:

« ...А.С. Лаппо-Данилевский – один из наиболее замечательных русских ученых[6]. Главною областью его работы была, конечно, его специальность – русская история. Он не ограничивался, однако, этою только областью: философия, история философии, государственное право – везде А.С. мог считать себя хозяином. Велика была его начитанность в математике, политической экономии и языкознании. «Историк должен знать все» - говорил часто А.С. […] Ученая деятельность А.С. не ограничивалась печатными трудами и лекциями. А.С. вел большую организаторскую работу. Он являлся своего рода президентом в области русской истории. »

Научная деятельность

Лаппо-Данилевский – автор около 200 научных работ. Среди них – труды по проблемам истории общества, государства, права, научной мысли России, историографии, источниковедению, археографии, архивоведению и другим специальным историческим дисциплинам, по историософии, теории и методологии исторического познания. Ученый был инициатором и руководителем подготовки к изданию множества ценнейших архивных документов. После Февральской революции Лаппо-Данилевский становится одним из организаторов и председателем Союза российских архивных деятелей, созданного в марте 1917 года в целях спасения архивов и реформирования архивной системы.

В ноябре 1917 года Лаппо-Данилевский выступил инициатором и автором «Воззвания ученых», в котором осуждал большевистский переворот как противозаконный. Но, несмотря на столь категорическую позицию по отношению к новому режиму, в 1918 году Лаппо-Данилевский начал сотрудничать с созданными большевиками архивными учреждениями, подчинив свои политические пристрастия вставшим перед страной задачам культурной работы. Лаппо-Данилевский неоднократно представлял русскую историческую науку на международных конгрессах. В 1918 году он должен был возглавить намеченный в Петрограде Международный исторический конгресс. В обстановке Первой мировой и Гражданской войн конгресс не состоялся[7][8][9][10][11][12].

Память

Логотип Крымотеки
В Крымотеке есть текст некролог Георгия Вернадского на смерть Лаппо-Данилевского А.С.


Месяц спустя после смерти Александра Сергеевича, 11 мая 1919 года в зале симферопольской гимназии, которую окончил Лаппо-Данилевский, под председательством А.И. Маркевича состоялось совместное заседание ТУАК и Общества философии, истории и социологии при Таврическом университете, посвященное памяти ученого. Как явствует из протокола этого заседания, напечатанного в издании, оставшемся малоизвестным[13], на заседании присутствовали: председатель ТУАК А.И. Маркевич, ученик Лаппо-Данилевского, председатель Общества философии, истории и социологии при Таврическом университете профессор Г.В. Вернадский, ректор Таврического университета профессор Р.И.Гельвиг, ученик Лаппо-Данилевского, товарищ (заместитель) председателя ТУАК профессор Б.Д. Греков, филолог профессор Н.К. Гудзий, декан историко-филологического факультета Таврического университета профессор А.Н. Деревицкий, историк русской литературы профессор А.П. Кадлубовский, другие члены ТУАК и Общества, многочисленная публика. Объявив заседание открытым, Маркевич произнес краткую речь: «Милостивые господа. Не радостное, не светлое событие вызвало настоящее собрание. Смерть косит жатву жизни русской от края до края нашей земли и беспощадно уносит и злых и добрых, и врагов России, вольных и невольных, и лучших сынов русского народа. В недавнее время она унесла и видного нашего ученого, профессора и ординарного академика Российской Академии наук А.С. Лаппо-Данилевского. Его имя хорошо известно в ученом мире, оно дорого и близко нам, нашему обществу, оно близко и Симферополю и симферопольской гимназии, в которой он получил среднее образование. Мы собрались сегодня, чтобы почтить его память и прежде всего я прошу собрание почтить память академика А.С. Лаппо-Данилевского вставанием»[14]. Собрание почтило память покойного вставанием.

Затем А.И. Маркевич выступил с докладом «Архивно-археологическая деятельность А.С. Лаппо-Данилевского» (предварительно сказав несколько слов о его пребывании в симферопольской гимназии), Б.Д. Греков – с докладом «Ученая и учебная деятельность А.С. Лаппо-Данилевского», Г.В. Вернадский – с докладом «А.С. Лаппо-Данилевский как историк России ХVIII века», а протоиерей Алексий Назаревский произнес несколько слов о Лаппо-Данилевском как воспитаннике симферопольской гимназии. Все заслушанные на заседании доклады в том же году были напечатаны на страницах «Известий Таврической ученой архивной комиссии» (Симферополь, 1919. - № 56. – С. 148 - 166). Доклады эти знаменательны тем, что явились одними из первых попыток подведения итогов творчества Лаппо-Данилевского, интерес к которому в наши дни резко возрос.

Примечания



Все тексты и изображения, опубликованные в проектах Крымологии, включая личные страницы участников, могут использоваться кем угодно, для любых целей, кроме запрещенных законодательством Украины.