Петропавловская оборона

Материал из Крымологии
Перейти к: навигация, поиск

Петропавловская оборона — защита русскими войсками г. Петропавловска (ныне Петропавловск-Камчатский) и территории полуострова Камчатка во время Крымской войны. В разгар тяжёлой для России Крымской войны (1853—1856 годов), когда в Крыму создалось крайне трудное положение, на Камчатке, отрезанной от материка просторами сурового Охотского моря, русские войска смогли одержать победу над превосходящими силами англо-французского флота.

Академик Е. В. Тарле назвал Петропавловскую победу 1854 года «лучом света», который вдруг прорвался «сквозь мрачные тучи».

О Петропавловской обороне 1854 года подробно рассказывали сами её участники: Василий Завойко, Николай Фесун, Константин Пилкин, Константин Мровинский, Александр Арбузов, Дмитрий Максутов и другие. С большим знанием дела об обороне писали моряк Андрей де-Ливрон и историки А. С. Сбигнев, П. В. Шумахер. В середине XIX века немало было написано об этом и за границей.

Одна из батарей на берегу Авачинской бухты
Крымская война
БалканыОлтенитцаСинопКурекдереПетропавловск-КамчатскийАльмаСевастопольБалаклаваИнкерманТаганрогКавказЧёрная речкаЕвпаторияКарс

Предпосылки

Главной причиной нападения союзников на Петропавловск была борьба великих держав за господство на морях и, в частности, на Тихом океане. Особенно рьяно стремилась к этому Великобритания.

Англичане никак не могли примириться с тем, что с середины XVII века значительная часть северного тихоокеанского побережья принадлежала России. Особенно усилилось у англичан желание подорвать позиции России на Тихом океане в середине XIX века.

Одержав лёгкую победу над Китаем в Первой «опиумной» войне 1840—1842 годов, английские «ястребы» решили, что при желании они столь же быстро смогут завладеть и слабо укреплёнными русскими тихоокеанскими поселениями.

В России знали, что от Альбиона можно ожидать подобной авантюры, и поэтому уже с 1840-х годов правительство стало тревожиться за будущее русских тихоокеанских владений и, в частности, за будущее Камчатки. Многим казалось подозрительным, что с середины 1840-х годов в порт зачастили иностранные китобои, которые даже в самом городе стали совершать различные бесчинства. Но особенно тревожило появление в порту отдельных английских судов, часто под чужим флагом.

В 1848 году граф Николай Николаевич Муравьёв, только что назначенный губернатором Восточной Сибири и Дальнего Востока, обратил внимание на растущую угрозу нападения иностранцев на Камчатку. Поэтому уже тогда он решил заняться строительством военных укреплений в Петропавловском порту.

25 июля 1849 года Н. Н. Муравьёв прибыл на транспорте «Иртыш» в Петропавловский порт. Осмотрев местность, Н. Н. Муравьёв определил места строительства новых батарей. Среди них были батареи на Сигнальном мысе, на Петропавловской косе и у озера Култушного.

В письме министру внутренних дел Л. А. Перовскому Н. Н. Муравьёв заявлял:

« Авачинскую губу укрепить, а без того она будет игралищем самой незначительной враждебной эскадры; там ныне уже были два английских военных судна в одно время; на них было более 200 человек экипажа (шлюп и шхуна, путешествующие под видом отыскания Франклина).

Я много видел портов в России и Европе, но ничего подобного Авачинской губе не встречал; Англии стоит сделать умышленно двухнедельный разрыв с Россиею, чтобы завладеть ею и потом заключить мир, но Авачинской губы она нам не отдаст.

»

И именно тогда он назначил нового управителя Камчатки энергичного администратора генерал-майора по адмиралтейству Василия Степановича Завойко. Будущее показало, что Н. Н. Муравьёв не напрасно тревожился за судьбу Камчатки. Когда началась Крымская война, враги России нашли возможным выделить значительные военно-морские силы для нанесения удара по русским тихоокеанским владениям. И, в частности, по Камчатке.

Подготовка к обороне

В Петропавловске-Камчатском узнали о начале войны и о готовящемся нападении союзников на тихоокеанское побережье России на исходе мая 1854 года. Официальное известие об этом военный губернатор Камчатки и командир Петропавловского военного порта генерал-майор В. С. Завойко получил от генерального консула России в США. Правда, ещё в марте того же, 1854 года, американское китобойное судно доставило губернатору дружественное письмо короля Гавайских островов. Король Камеамеа III предупреждал В. С. Завойко, что располагает достоверными сведениями о возможном нападении летом на Петропавловск англичан и французов.

В. С. Завойко немедленно обратился ко всему населению Камчатки с воззванием. Оно гласило:

« Получено известие, что Англия и Франция соединились с врагами христиан (Турцией), с притеснителями наших единоверцев; флоты их уже сражаются с нашими. Война может возгореться и в этих местах, ибо русские порты Восточного океана объявлены в осадном положении. Петропавловский порт должен быть всегда готов встретить неприятеля, жители не будут оставаться праздными зрителями боя и будут готовы, с бодростью, не щадя жизни, противостоять неприятелю и наносить ему возможный вред и что обыватели окрестных селений, в случае надобности, присоединятся к городским жителям. При приближении неприятеля к порту быть готовыми отразить его и немедленно удалить из города женщин и детей в безопасное место. Каждый должен позаботиться заблаговременно о своём семействе. Я пребываю в твёрдой решимости, как бы ни многочисленен был враг, сделать для защиты порта и чести русского оружия всё, что в силах человеческих возможно, и драться до последней капли крови; убеждён, что флаг Петропавловского порта во всяком случае будет свидетелем подвигов чести и русской доблести! »

Враги России были столь уверены в своей лёгкой победе, что не спешили к русским берегам. Этой медлительностью весьма удачно воспользовались защитники города: они успели завершить основную часть работ по созданию главных укреплений порта до прибытия вражеской эскадры.

24 июля 1854 года военный транспорт (бригантина) «Двина» доставил в Петропавловск из залива Де-Кастри 350 солдат Сибирского линейного батальона, 2 бомбические пушки двухпудового калибра и 14 пушек 36-фунтового калибра. На «Двине» прибыл на Камчатку и остался там военный инженер поручик К. Мровинский, возглавивший строительство береговых батарей в Петропавловском порту. К исходу июля гарнизон порта вместе с экипажами кораблей насчитывал 920 человек (41 офицер, 476 солдат, 349 матросов, 18 русских добровольцев и 36 камчадалов).

В подготовку к обороне включилось и всё население города и его окрестностей (около 1600 человек). Работы по сооружению семи береговых батарей и установке орудий велись почти два месяца круглые сутки, днём и ночью. Защитники Петропавловска возводили укрепления, в скалах вырубали площадки для батарей, неприступные для морского десанта, снимали с кораблей орудия, вручную перетаскивали их по крутым склонам сопок и устанавливали на берегу.

Фрегат «Аврора» под командованием И. Н. Изыльметьева и транспорт «Двина» были поставлены на якоря левыми бортами к выходу из гавани. Орудия правых бортов сняли с кораблей для усиления береговых батарей. Вход в гавань загородили боном.

Батареи охватывали Петропавловск подковой. На правом её конце, в скалистой оконечности мыса Сигнальный, располагалась батарея (№ 1), защищавшая вход на внутренний рейд. Тоже справа, на перешейке между Сигнальной мысом и Никольской сопкой была размещена другая батарея (№ 3). У северного конца Никольской сопки, на самом берегу соорудили батарею для предотвращения высадки десанта в тыл и попытки захватить порт с севера (№ 7). Ещё одна батарея была возведена на сгибе воображаемой подковы (№ 6). Ей предстояло держать под огнём дефиле и дорогу между Никольской сопкой и Култушным озером, если неприятелю удалось бы подавить сопротивление береговой батареи. Затем шли две батареи (№ 5, № 4 — Красный Яр) — они легли слева по берегу с обоих сторон от основной батареи на песчаной косе Кошка (№ 2).

Боевые действия

В полдень 17 (29) августа 1854 года передовые посты на маяках обнаружили эскадру из шести кораблей. В Петропавловске прозвучал сигнал боевой тревоги. От эскадры отделился трёхмачтовый пароход и начал промерять глубины на подходах к мысу Сигнальный и входу в гавань. Когда из порта вышел бот, пароход полным ходом ретировался. Утром 18 (30) августа эскадра вошла в Авачинскую бухту. В её составе были:

Английские корабли:
фрегат «Президент» (англ.) (52 пушки)
фрегат «Пайк» (44 пушки)
пароход «Вираго» (англ.) (10 пушек)
Французские корабли:
фрегат «Ля-Форт» (60 пушек)
корвет «Евридика» (32 пушки)
бриг «Облигадо» (18 пушек)
Пароход «Вираго»

Объединённой эскадрой командовал англичанин контр-адмирал Дэвид Прайс, французским отрядом — контр-адмирал Феврье Де Пуант. Всего эскадра располагала 216 орудиями, её личный состав насчитывал 2600 человек.

Согласно рапорту генерал-майора В. С. Завойко от 26 августа (7 сентября) 1854 года, в бухте находились следующие русские суда:

фрегат «Аврора»
транспорт «Двина»

Из статьи Глеба Удинцева, ж-л Москва, 8, 2007 г.:

« Артиллерийская дуэль началась 18 августа меткими выстрелами командира береговой батареи Попова из восьми орудий, стоявших на сопке Никольской. Существуют разные версии гибели в этот же день командующего неприятельской армии Дэвида Прайса. Последовавшие затем попытки десанта 20 августа оказались неудачными. Вторичная атака была 23 августа[6] с высадкой 926 пехотинцев Гибралтарского полка, отражавшегося силами не более 300 русских. Десант закончился гибелью всего полка и его командира капитана Паркера. »

Основной удар неприятеля был направлен на две батареи — № 3 (на перешейке) и № 7 (на северной оконечности Никольской сопки). Из статьи К. Мровинского:

« Неприятель разделил свою эскадру на две половины и, поставив одну половину против одной батареи, а другую против другой, открыл одновременно по ним огонь. Забросанные ядрами и бомбами батареи, имея всего 10 орудий, не могли устоять против 113 орудий, в числе которых большая часть была бомбическая (на берегу найдены ядра весом в 85 английских фунтов), и после трёхчасового сопротивления орудия почти все были повреждены, и прислуга с батарей принуждена была отступить. »

После того, как третья и седьмая батареи были уничтожены, 23 августа (4 сентября) неприятель высадил десант в количестве около 700 человек, который, разделившись на три отряда, повёл наступление на Никольскую сопку. Один из отрядов попытался проникнуть в город, обойдя гору с севера, но здесь по нему открыла огонь шрапнелью шестая батарея.

Отрядам М. Губарева, Д. Михайлова, Е. Анкудинова, Н. Фесуна, К. Пилкина был дан приказ «сбить противника с горы», одновременно был послан отряд А. Арбузова, ещё три небольших отряда из команд батарей № 2, 3, 7. Все отряды общим числом насчитывали немногим более 300 человек. Заняв позицию во рву батареи № 6 и в окружающем кустарнике, отряды открыли прицельный огонь по приближающимся англо-французам, а затем опрокинули их в штыковой атаке.

Сражение шло более двух часов и закончилось на Никольской сопке поражением англичан и французов. Их отряды были разбиты по отдельности и понесли большие потери при отступлении, которое превратилось в паническое бегство. Потеряв 50 человек убитыми, 4 пленными и около 150 ранеными, десант вернулся на корабли. В трофеи русским досталось знамя, 7 офицерских сабель и 56 ружей. После двухдневного затишья англо-французская эскадра отплыла 26 августа (7 сентября), удовлетворившись перехваченными на выходе из Авачинской бухты шхуной «Анадырь» и коммерческим кораблём Русско-Американской компании «Ситка». «Анадырь» был сожжён, а «Ситка» взята как приз.

Победа и итоги

После того, как попытка англо-французских союзников захватить Петропавловск закончилась полным провалом, В. С. Завойко со своими ближайшими помощниками приступил к составлению официального рапорта о победе над врагом.

7 сентября 1854 года рапорт был готов, с него сняты копии для отправки генерал-губернатору Н. Н. Муравьёву и руководителю русской экспедиции в Японии вице-адмиралу и генерал-адъютанту Е. В. Путятину. В. С. Завойко предложил офицерам выбрать из своей среды достойного для доставки в Петербург победного рапорта. Офицеры единодушно назвали имя князя Дмитрия Петровича Максутова, строителя и защитника батареи № 2, брата погибшего командира «Смертельной» батареи (№ 3) князя Александра Максутова. 14 сентября Д. П. Максутов сел на американское судно «Ноубл» (Noble), зафрахтованное для плавания в Охотск.

Д. П. Максутов в пути из Охотска в Якутск чуть было не погиб: он провалился под лёд на реке Мае, но чудом спасся. 6 ноября он был в Иркутске. 26 ноября Д. П. Максутов прибыл в столицу, где явился к генерал-адмиралу русского флота великому князю Константину.

Учитывая важность сообщения, генерал-адмирал немедленно повёз Д. П. Максутова в Гатчину к Николаю I. Царь долго расспрашивал Максутова и тут же произвёл его в капитан-лейтенанты. Рапорт В. С. Завойко был тщательно изучен и тотчас же представлен для «обнародования». Он был опубликован в некоторых газетах и журнале «Морской сборник», декабрь, 1854 год. Но в опубликованном тексте были опущены некоторые сведения, которые Петербург решил сохранить в секрете.

Несмотря на успешную оборону города, стали очевидными трудности со снабжением и удержанием столь удалённых территорий. Было принято решение об эвакуации порта и гарнизона с Камчатки. Курьер есаул Мартынов, покинув Иркутск в начале декабря и проехав через Якутск, Охотск и по льду вдоль дикого побережья Охотского моря на собачьих упряжках, доставил этот приказ в Петропавловск 3 марта 1855 года, преодолев 8000 верст (8500 км) за небывало короткое время в три месяца.

Согласно приказу портовые сооружения и дома были разобраны, наиболее ценные части в виде окон, дверей и т. д. были спрятаны, местному коренному населению было сказано уйти на север. Казаки перешли в поселок, расположенный в устье реки Авача, старшим среди оставшихся был назначен есаул Мартынов. Солдаты и матросы пропилили во льду проход и освободили корабли из ледового плена. Корабли успели покинуть порт раньше повторного прибытия объединенной англо-французской эскадры и перешли в Де-Кастри, а затем в Николаевск-на-Амуре. Англо-французская экспедиция из пяти французских и девяти английских кораблей зашла в Авачинскую губу 8 (20) мая 1855 года, но нашла порт Петропавловск покинутым и непригодным для того, чтобы в нем можно было остаться и использовать по назначению.

После окончания Крымской войны Англия не предъявляла территориальные притязания к российскому Дальнему Востоку, благодаря чему над Камчаткой был сохранён суверенитет России.

Литература

  • [Сетевой ресурс: samlib.ru/j/jurij_r/ad01.shtml Завражный Юрий Юрьевич: Забыть адмирала!]
  • [Сетевой ресурс: filibuster60.livejournal.com/163356.html Компьютерная реконструкция — иллюстрация к книге «Забыть адмирала»]
  • [Сетевой ресурс: militera.lib.ru/h/tarle3/index.html Тарле Евгений Викторович Крымская война Издание: Тарле Е. В. Крымская война: в 2-х т. — М.-Л.: 1941—1944.]
  • Николай Задорнов: Война за океан
  • [Сетевой ресурс: www.memoirs.ru/rarhtml/1295Arbuzov.htm Арбузов А. П. Оборона Петропавловского порта в 1854 году против англо-французской эскадры. Из записок очевидца и участника в этом деле // Русская старина, 1870. — Т. 1. — С. 304—319.]
  • [Сетевой ресурс: www.vsam1.ru/library/about_kamchatka/shedrin_petrop_boy.htm Г. И. Щедрин «Петропавловский бой»]
  • Героическая оборона Петропавловска-Камчатского в 1854 году. Сборник воспоминаний, статей, писем и официальных документов. Составитель Б. П. Полевой. 1979.
  • [Сетевой ресурс: www.reenactor.ru/ARH/PDF/War_Pac.pdf Война на Тихом океане 1854—1856 // ФлотоМастер. 2004. № 5. С. 4-11]
  • [Сетевой ресурс: www.reenactor.ru/ARH/PDF/Kibovskiy_01.pdf Героическая оборона Петропавловска // Флотомастер. 2007. № 2. С. 2-12]

Ссылки

  • [Сетевой ресурс: library.iks.ru/resourses/oborona.htm Архивные документы обороны Петропавловска (1854г)]
  • Симонов К. М. [Сетевой ресурс: www.litera.ru/stixiya/authors/simonov/uzh-sotyj-den.html Поручик.]
  • [Сетевой ресурс: www.piragis.ru/publikatscii-o-lichnostyax-kamchatki/uchastniki-petropavlovskoi-oborony-1854-goda-biografii.html Краткие биографии участников Петропавловской обороны 1854 года]


Все тексты и изображения, опубликованные в проектах Крымологии, включая личные страницы участников, могут использоваться кем угодно, для любых целей, кроме запрещенных законодательством Украины.